Теория юмора

Иконка: Аннотация К. Глинка

Продолжение следует

     поэзия может позволить себе быть глуповатой, даже совсем тупой и ограничиваться слоговыми фиоритурами.

Коэффициент УРР компенсирует низкое значение УС.

Если мы знакомимся с большим количеством стихотворных произведений, интеллектуальная работа по восприятию ритмов и рифм становится автоматической. Распознавание простых размеров не доставляет нам прежнего удовольствия. Банальные рифмы типа день – пень легко предвосхищаются тренированным умом и начинают раздражать читателя, не принося ему ожидаемого наслаждения. Пресыщенный читатель требует более сложных ментальных упражнений. Четырёхстопный ямб ему надоедает. В ответ на этот запрос возникают более сложные стихотворные формы, ищутся свежие, неожиданные рифмы, следование первым и распознавание вторых повышает сложность той интеллектуальной задачи, которую читатель постоянно решает при чтении стихов. В этом и заключается «магия слова» стихов, которой приписываются таинственные свойства. Таинственными они действительно являются, но только до той поры, пока им не найдено объяснение. А суть объяснения заключена в формуле. Магия не исчезла, хотя и стала понятна.

Очевидно, что создание логичной теории стихосложения может быть начато с формулы и ею же закончено. Но в промежутке между этими этапами лежит необъятное поле работы.

Процитируем другую фразу Виталия Бернштейна:

     На карте разных видов человеческого творчества океан поэзии располагается где-то в промежутке между материками прозы, с одной стороны, и музыки, с другой.

Приложима ли разработанная теория юмора к другому материку, к музыке? Что такое музыка и чем она отличается от несвязного набора звуков, издаваемого теми же музыкальными инструментами? Что отличает музыку от какофонии?

Как писал в той же статье Валерий Лебедев,

     Стихия музыки – звуки, организованные по своим собственным законам гармонии, контрапункта и прочих дисциплин.

Обратим внимание на слова организованные по законам. Теория музыки расскажет нам о том, что музыкальное произведение построено по вертикальному сочетанию звуков и горизонтальному сочетанию.

Из теории музыки можно почерпнуть много сведений о том, как, по каким законам устроены оба ряда сочетаний, о принципах построения гармонических и мелодических интервалов. Например, можно узнать, что

     интервалы, разделяющие звуки в аккорде, могут быть консонантными или диссонантными.

Но главное, что скажет нам теория музыки об аккордах это то, что

     хотя одновременное звучание двух тонов разной высоты тоже может рассматриваться как аккорд, нормальный аккорд все же должен содержать не менее трех тонов, а следовательно, более одного интервала.

Мы видим в этом ключ к пониманию гармонического построения, его восприятия слушателем. Звуки в аккорде разделяются определёнными интервалами. Человеческий мозг в состоянии уловить эти интервалы и, что самое важное, соотношение между ними. Если человеческое ухо улавливает два тона, звучащих одновременно, в этом сочетании оно не улавливает никакой закономерности. Но когда добавляется третий тон, мозг получает возможность сопоставить интервалы между первым и вторым тоном с интервалом между вторым и третьим тоном и определить, являются ли эти интервалы одинаковыми или пропорциональными. Если соотношение между интервалами является логичным, распознаваемым, мозгу доставляет удовольствие нахождение этой логичной гармонии. Наслаждение от разрешения этой крохотной умственной задачи и есть то удовольствие, которое мы получаем от хорошо составленного аккорда.

Модифицируем теперь формулу применительно к музыкальному произведению, например, песне:

ЭП = УРИ × УРР × УС (12)
где:   ЭП – эффект от восприятия песни,
УРИ – удовольствие от распознавания музыкальных интервалов.

Если принять, что эта формула адекватно отражает величину эмоционального подъёма при прослушивании песни, можно увидеть, что всё тот же знак умножения объясняет, почему музыка, даже положенная на посредственные стихи, может доставить огромное удовольствие.

Разумеется, формулой весь спектр воздействия музыки объяснить нельзя. Представляется, что применение разработанного подхода даст мощный инструмент к пониманию музыкального творчества. Хочется надеяться, что у разработанного подхода найдутся последователи, способные понять связь музыкальных тонов, описать их математически и разработать научную теорию музыки.

Что же касается исследований собственно юмора, то кажется вполне очевидным, что дальнейшая формализация может дать ключ к компьютерному генерированию юмора, а также численной оценке качества шуток и анекдотов. Разумеется, последнее мыслится только в приложении к конкретной личности, с учётом всех её знаний, предпочтений и способностей. Полное моделирование личности представляется сомнительным и неоправданно трудоёмким, но составление психологического когнитивного профиля человека вполне возможно на основании индивидуальных баз данных, содержащих пару сотен вопросов и ответов типа:
     ✓ как звали апостола Павла до обращения?
     ✓ ваш любимый вид спорта,
     ✓ курил ли Остап Бендер?

Книга Александра Лука О чувстве юмора и остроумии вызвала в своё время весьма негативную реакцию профессиональных юмористов. Известный писатель-сатирик Леонид Лиходеев посвятил ей разносную статью в Литературной газете. Людей, любящих и ценящих юмор, беспокоило, что научное исследование явления смешного лишит его флёра таинственности, приведёт в конечном счёте к упадку искусства смешить людей. Такое же опасение высказывал и Михаил Жванецкий.

В данной работе показано, что юмор имеет примитивную, почти рефлекторную природу. Знание коленного рефлекса не поможет нам симулировать нервное заболевание. Многие мужчины хорошо знают, как устроено женское тело, но это отнюдь не уменьшает количество охотников добиться обладания им. Опасения Л.Лиходеева и М.Жванецкого являются, к счастью, напрасными.

На этой ноте мы и закончим наше изложение.

Текст публикуется по Fornit
Иконка: К содержанию
Константин Глинка Теория юмора. Глава 1   Глава 2    Глава 3   Глава 4   Глава 5   Глава 6   Глава 7 Страницы   22   23   24

Александр Панчин. Математический анализ души

Продолжение. К началу
     Вероятно, что нам придется допустить существование душ инопланетян, искусственных разумов, духов, ангелов, демонов, богов, убиенных сперматозоидов и других источников «темных душ».
     Наконец, возникает вопрос, зачем нам бесконечное количество душ и как они вместе договариваются об управлении телом. В современной нейробиологии не осталось места для нематериальной души в качестве объяснения поведения человека или его переживаний. Наш мозг – глубокая нейронная сеть, которая обрабатывает информацию, поступающую от различных рецепторов. Работа этой сети зависит от ее структуры, отчасти заложенной генетически и отполированной жизненным опытом и обучением, и реализуется с использованием электрических и химических сигналов. Работа мозга модифицируется физическими и физиологическими факторами: этиловым спиртом, повреждением определенных его участков, нехваткой кислорода, зрительными, слуховыми и другими сигналами и так далее. Иными словами, души не управляют нами никак. Но они могут быть пассивными наблюдателями.
     Настоящее духовное откровение случилось со мной, когда я смотрел серию Шоу Закрыто Южного Парка. Там оказалось, что Земля – это реалити-шоу, придуманное инопланетянами. Но шоу стало скучным, и инопланетяне подумывали о том, чтобы его закрыть. Так и наша жизнь подобна Шоу Трумана, где за каждым нашим поступком следит бесконечное множество молчаливых наблюдателей, не подозревающих о существовании других зрителей.
     И из всей этой идеи вытекает важный жизнеутверждающий вывод: жить надо так, чтобы было интересно. Тогда шоу не закроют.
Текст публикуется по Facebook

Послесловие редакции к Теории юмора Константина Глинки

     Неожиданно нашлись и другие ноты…
     Константин Глинка создал теорию исходя из восприятия анекдотов. А то, почему мы смеемся от щекотки, осталось не изучено.
     Ниже мы публикуем еще один взгляд на смех, который, однако ничуть не умаляет значение разработки Константина Глинки, но также и не бесспорно…

Испанские ученые считают юмор отдельной наукой

Картинка: Юмор - это наука

     Группа испанских ученых во главе с профессором Родом Мартином провела исследования в области психологии. Подробные сведения об эксперименте были опубликованы в печатном издании Medical Press.
     50 лет назад юмор не считали отдельной областью для исследований. Чтобы изменить ситуацию, Род Мартин более 35 лет посвятил исследованию этой сферы, как настоящей науки. Как оказалось, значительные изменения в сегменте произошли совершенно недавно. Современные специалисты стали относятся к юмору как к отдельной области, которая может повлиять на психологическое и социальное состояние человека.
     Эксперты традиционной медицины не рассматривают юмор как фактор влияния на здоровье человека. Они берут стандартные нормы исследований, как психологические расстройства или заболевания нервной системы. Однако следует учесть, что юмор, как отдельная наука, может как положительно, так и негативно повлиять на организм человека, — отметил руководитель научной группы.
Текст публикуется по Новый взгляд на время

Владимир Лаговской. Смешная тайна щекотки

Ученые пытаются найти смысл в самом бессмысленном ощущении человека
Книсмесис — это вам не гаргалезис
     Специалисты различают два вида щекотки — по способам, ее вызывающим. И называют их по-гречески, в честь древних философов. Если щекотать легко и нежно, допустим, перышком, или травинкой, или, скажем, языком, да хотя бы с помощью ползающего по телу муравья, то это книсмесис. А если интенсивно и с применением грубой силы, то это уже гаргалезис.
     — От книсмесиса, как правило, не смешно, — говорит профессор Лондонского университета Сара-Джейн Блэйкмор. — Но он может довести до исступления. Превратиться в пытку.
     По словам Блэйкмор, сейчас принято считать, что реакция на легкую щекотку досталась нам от предков как защита от надоедливых насекомых и паразитов. Она указывает место, на которое надо обратить внимание. Усиливается со временем, если человек не избавляется от раздражителя его нервных окончаний. Откликается на него почти все тело.
     Однако при такой логике остается непонятным, почему книсмесис в исполнении женщины приятен мужчине. И наоборот. Возбуждает. И если кажется пыткой, то очень сладкой. Загадка…
     А с гаргалезисом еще сложнее. Никакой эротики, но люди его практикуют.
А мы почему-то хохочем
     Аристотель, Сократ, Платон, Леонардо да Винчи, Галилео, Декарт, Бэкон, Дарвин — все эти выдающиеся умы прошлого подбирались к загадке с разных сторон. Но так ее и не разгадали. Не слишком преуспели и потомки. Можно насчитать несколько сотен современных исследователей, которым щекотка не давала покоя. Но и XXI век не принес точных ответов на простые, казалось бы, вопросы. Например, зачем люди щекочут друг друга? Приятно ли им или невыносимо? А бурная реакция — гомерическое ржание, дурацкое хихиканье, поросячий визг, дикие вопли «ой, мама, щекотно — не могу!», конвульсии? Если это рефлекс, то для чего природа наградила им? А если элемент социального поведения, то в чем его смысл? И главная загадка: смех от щекотки. Ну откуда он берется? Ведь ничего юмористического не происходит.
     Аристотелю, кстати, принадлежит эпохальное открытие. Путем многочисленных экспериментов он пришел к выводу: человек не способен сам себя защекотать. А тем более засмеяться от этого. Тоже странно. И в принципе верно. Хотя недавно ученые нашли состояние, в котором самоудовлетворение до смеха все-таки возможно. Но это — редкое исключение. В целом оно не опровергает Аристотеля, а лишь добавляет небольшой штришок к «щекотливой» картине, до конца так и не проясненной. Однако ученые не сдаются.
Идет коза рогатая…
     Дальше всех в познании щекотки сейчас продвинулась доктор Кристина Харрис из Университета Калифорнии в Сан-Диего (США) — она уже лет 10 щекочет и себя, и добровольцев. По ее заказу инженеры даже изготовили агрегат в виде руки робота. Она — рука — может пальцем почесывать ступни, подмышки, ребра.
     Вот так, делая гаргалезис то сама, то пальцем робота, исследовательница обнаружила: никакой разницы нет. Люди абсолютно одинаково ржут в ответ и на одушевленное щекотание, и на механическое.
     — Очевидно, — говорит Кристина, — реакция на гаргалезис ближе к рефлексам, раз участие другого человека в процессе необязательно.

 icon: NextИконка: К началу

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.