Теория юмора

Иконка: Аннотация К. Глинка

2. Ложные теории и верные догадки

Юмор является всеохватывающей чертой человеческой жизни.., но его природа ускользающа
LaFollette & Shanks
Сокровенная тайна смеха… лежит за горизонтом современной науки
А. Лук
Юмор – один из элементов гения
Гете
Что мелко в серьёзной форме, то может быть глубоко в остроумной
Г.К. Лихтенберг

У читателя не должно возникнуть впечатления, что в области юмора не было достигнуто понимания его природы. Напротив, читая имеющиеся исследования, нельзя не удивляться, как близко подошли наши предшественники к разрешению вечной загадки и за каким тонким барьером истина скрывалась от них подчас. Как будто Создатель предлагал им подсказку, но по каким-то причинам она не была услышана и понята.

Многочисленные исследователи сделали так много и подошли настолько вплотную к разгадке природы смешного, что остаётся только связать высказанные предшественниками верные положения в единое целое. Сразу же после этого найдётся множество людей, которые воскликнут:

   так это же очевидно!

Это и является целью настоящего исследования.

Верная оценка сделанного возможна только в том случае, если удовлетворительная теория уже известна. Попробуем дать краткое описание тех теорий и догадок, которые, с точки зрения предлагаемой теории, являются ложными или верными. Сделать это важно и для того, чтобы было очевидно то новое, что вносится данной работой.
Иконка: К содержанию

2.1 Ложные теории

Исследователей всех времён объединяет одна общая черта. Они исследовали юмор и его проявления в точности так же, как учёные исследуют природные явления. То есть, как явления, существующие независимо от исследователя. Никто не вырастил юмор в пробирке, как гомункулуса. Вполне очевидно, что он существует независимо от нашей воли. Скорее всего, он был присущ человечеству с момента его возникновения, а не возник позднее, с развитием цивилизации. Более того, по мнению некоторых наблюдателей, юмор наблюдается и у животных, причём некоторые черты юмора животных и человека имеют несомненную схожесть.

Естественно, что в основе научной концепции смешного должно быть принято, что юмор – один из самых базовых видов человеческой деятельности. Отсюда следует логичный вывод о том, что он является одним из самых примитивных видов этой деятельности.

Поэтому утверждение А. Лука о том, что

    чувство юмора – шире любого определения, потому что это очень сложное душевное качество,

мы позволим себе отнести к разряду ложных положений.

Неверным представляется нам и утверждение Лука о том,

   что решающего значения в биологической эволюции и в борьбе за существование эти свойства не имеют.

Лук полагает, что,

   раз обнаружив в себе такие свойства, человек, с некоторых пор, начал их культивировать, развивать. В современном обществе остроумие и чувство юмора ценятся весьма высоко.

Подобного же взгляда придерживался и Кёстлер, который считал смех деятельностью без какой-либо полезной цели, совершенно не связанной с борьбой за выживание, роскошным рефлексом, не имеющим определенной биологической цели.

Лук соглашается с тем, что юмор можно определить

   как беззлобную насмешку.

Мы же, вслед за Томасом Гоббсом полагаем, что юмор всегда направлен на достижение превосходства над окружающими.

Положение Макса Истмена о существовании невинных, бессмысленных шуток и о том, что юмор, помимо сексуальной и агрессивных причин, может являться простым желанием человека уйти от неприятной ему реальности, мы также позволим себе отнести к разряду ложных теорий.

Теория З. Фрейда глубока и изящна. Но она не нашла экспериментального подтверждения и роль её в понимании юмора весьма туманна. Хотя многие находки Фрейда весьма ценны и были развиты последователями, в том числе и в данной работе.

К ложным теориям мы отнесём и взгляды М. Чойси, который считал смех защитной реакцией против страха запрета.

У смеха и юмора, как полагает большинство исследователей, совершенно другая функция в развитии человечества как вида.
Иконка: К содержанию

2.2 Догадки

Приведём те теории и взгляды, которые, будучи скомбинированы логичным образом, приведут нас к разъяснению вековечной загадки. Мы позволили себе отнести к разряду верных не те догадки, которые поддерживают нашу теорию, но только те, которые нашли широкое признание и, более того, подтверждаются экспериментальными данными.

Для удобства разобьём известные нам представления на группы.
Иконка: К содержанию

2.2.1 Врождённость юмора как психологического явления

Смех присущ не только взрослым особям рода человеческого, но и детям.

Ещё Плиний отметил, что улыбка появляется у младенцев в первые недели жизни. Смех у младенца могут вызвать ярко окрашенные предметы, пища, звуки музыки, лицо матери, подбрасывание в воздухе кем-либо из родителей и близких, новая, но не пугающая ситуация, щекотка, осторожное поглаживание. К концу третьего месяца у младенцев появляется улыбка не только на безусловные раздражители, но и на сигнализирующие их условные. Таким образом, первоначальное биологическое значение улыбки и смеха – чисто информационное: сообщить родителям, что их отпрыск сыт и доволен.

Собственно юмор начинается у детей с младшего возраста. Экспериментальное изучение поведения детей в Бельгии, Соединённых Штатах и Гонконге показало, что мальчики чаще пытаются вызвать смех, причём эта тенденция начинается с 6 лет, что многие считают возрастом появления юмора.

Дмитриев исследовал юмор у детей, начиная с дошкольного возраста. Он пришёл к выводу

   о наличии у детей какой-то социально-духовной потребности, которую не способны удовлетворить другие культурные образования. Когда ребёнок обращается к другому ребёнку с предложением рассказать анекдот, происходит не просто дурашливое времяпрепровождение, а нечто большее – обмен важнейшей информацией о взрослой жизни.

Он предположил, что детский юмор

   является мощным источником формирования определённых политических ориентаций и моделей мировосприятия в будущем.

Для детей дошкольного возраста юмор, анекдот, сосредоточен отнюдь не в узкой области их детских понятий, как предположил бы неподготовленный исследователь. Парадоксально, и мы отметим этот существенный факт, что 90% услышанных и записанных в детских садах анекдотов относятся к области политики и быта.

Дмитриев попытался выяснить, насколько велика доля детей, для которых юмор является важным способом общения. Он обнаружил, что

    не более 10% детей готовы на просьбу исследователя тут же рассказать вспомнившийся им анекдот про политиков. Но уж если ребёнок знает такие анекдоты, то обязательно расскажет не один, не два, а три, четыре и более. Рассказывая такой анекдот, ребёнок может продемонстрировать перед друзьями или родителями зрелость своих интеллектуальных умений.

Возьмём на себя смелость предположить, что Дмитриев не сумел в должной степени оценить важность своего открытия, а именно связь между стремлением детей юморить и стремлением выдвинуться в обществе. Существует большое количество исследований, говорящих о том, что не все люди предрасположены к лидерству. Доля тех, кто проявляет лидерские стремления, составляет у всех народов около 14%, то есть 1/7 часть населения. Это хорошо коррелирует с 10%, найденными Дмитриевым, если учесть ограниченный объём его исследований.

В странах с развитой демократической системой, то есть там, где человек получает возможность наибольшего раскрытия своих наклонностей, существует огромное количество предприятий, крупных и мелких. Некоторые предприятия насчитывают десятки и сотни тысяч человек, некоторые – состоят из одного – двух. Но если провести статистику, то окажется, что среднее количество людей, занятых на предприятии, составляет около… семи. Не является ли это ещё одним доказательством того предположения, что 1/7 населения хочет и становится при определённых условиях лидерами в то время, как остальные 6/7 с готовностью принимают роль подчинённых, ведомых этими лидерами?

Позволим себе предположить, что подобная иерархия возникла не в эпоху демократического свободного рынка, но существовала всегда. Всеобъемлющих данных, подтверждающих этот взгляд, у нас нет, но определённые наблюдения имеется. В своё время автор провёл долгие часы в одном закрытом для посторонних учреждении, Смоленском историческом архиве, пытаясь найти письменные источники для составления своей родословной. Тысячи материалов прошли через его руки. Это были древние, писанные от руки книги, содержащие росписи дворян, населявших смоленщину на протяжении нескольких веков. Часть этих росписей носила следы затоплений, вторжения мышей и поползновений бумажных червей. Почерк наших предков был ужасным, а их орфография заставила бы преисполниться гордостью второгодника вечерней школы. Автор, чьё сознание было отравлено передовой марксистско-ленинской теорией, приготовился встретить опись дворянских имений, в которых находились тысячи, по крайней мере сотни бесправных крепостных. К глубочайшему удивлению, таких имений не было найдено почти ни одного. Напротив, количество помещиков, владевших несколькими, иногда одним – двумя крепостными, преобладало. Но среднее количество помещиков (лидеров) и крепостных (ведомых) было на том же мистическом уровне и относилось, примерно, как один к шести.

Читателю предоставляется возможность провести анализ круга своих знакомых и определить, какой процент из них относит себя к заядлым шутникам, остроумцам, душе компании. Не окажется ли этот процент совпадающим с количеством природных лидеров, с той же магической 1/7 общего числа?

Но является ли юмор настолько примитивным явлением, что может быть найден не только у детей, но и у животных? В дополнение к процитированным ранее наблюдениям Ч. Дарвина над приматами сошлёмся на экспериментальные результаты Мейера, который проделывал опыты над обезьянами, выясняя, какие фигуры и предметы его подопытные предпочитают созерцать в течение длительного времени. Мейер пришёл к выводу, что приматам присущи начатки эстетического наслаждения. Они предпочитали строгие формы, ограниченное разнообразие, те внутренние связи воспринимаемого объекта, которые выражают его информационную ценность. Но ведь без строгого соблюдения метрики и других законов стихосложения и поэзия не может быть прекрасной – такую параллель провёл исследователь.

Участники одной из дискуссий о юморе, найденной на Интернете, высказались в пользу того взгляда, что чувство юмора присуще и другим животным. Один из них писал:

   Из моих нынешних псов старший необыкновенно умён. С несомненным чувством юмора. Мало того, что Бэримор прекрасно разбирается, когда с ним говорят всерьёз, а когда шутят. Он и сам не прочь пошутить. Любимая шутка: стащить женину тапочку и, подбрасывая её в зубах или подбрасывая и ловя, с ухмылкой наблюдать через плечо реакцию людей. В отсутствии зрителей его тапки не интересуют.

Запомним эту фразу.

Представляется, что приведённые данные свидетельствуют в пользу того, что юмор является нашим врождённым свойством и может быть обнаружен не только у людей, но и у других наделённых мыслительными способностями существ. Если это так, то юмор несёт в себе какую-то функцию, необходимую для выживания и развития рода. Функция эта, конечно, заключается не в простом развлечении, но должна быть не менее важной, чем еда или секс.

Но примитивен ли юмор, или, несмотря на своё инстинктивное происхождение, он является одним из высших выражений человеческого разума? Если удовольствие от юмора получается в результате удовлетворения примитивных потребностей, не вправе ли мы предположить, что для настоящих мудрецов, людей, близких к вершинам разума, это удовольствие обесценивается? Мы не можем утверждать это с определённостью, но заметим, что не существует ни одной улыбающейся иконы. И нет ни одного свидетельства о том, что Иисус смеялся.

Константин Глинка Теория юмора. 1. История вопроса. Страницы   1   2  3   4   Вторая книга   Третья книга   Четвертая книга   Пятая книга   Шестая книга   Седьмая книга

Игнат Сахаров. Оказывается, муравьи вовсе не любят работать, выяснили ученые

Окончание К началу
   Если же забирали лентяев, их никто не заменял, просто на их место рождались новые. При этом колония с лентяями росла быстрее, чем та, где оставили лишь трудоголиков. И да, хоть ученые всегда предостерегают от аналогий, но вспоминаются истории, как разные человеческие режимы боролись то с тунеядцами, то с хиппи, то с другими отклонениями от образа идеального члена общества. В итоге отклонения возвращались к исходному проценту, едва борьба прекращалась.
   Что до муравьев, то недавно аризонские исследователи, отследив больше 20 колоний за два года, пришли к окончательному выводу: лентяи — это трудовой и генетический резерв. Их кормят именно за то, что при любой убыли — кабан на муравейник сел или еще что — они сразу принимаются за работу, и жизнь продолжается без перебоев. Про людей ученые ничего не говорили, но никто теперь не мешает тебе лежать на диване с пивом и осознавать себя важным резервом и основой генетического разнообразия. Город ведь так похож на муравейник, а значит, теория годится для жизни. Пока не опровергнут.

Текст публикуется по Maxim

От редакции

Картинка: Из жж kukmor

   Во время подготовки публикации о ленивых муравьях, редакции ТЧК на глаза попалась фотография, которая, возможно, опровергает результаты исследований Даниэля Шарбонно и Анны Дорнхаус: мы не знаем, входит ли этот муравей, который держит пчелу в 40 раз тяжелее, чем он сам, в число 75% работяг.

Публикуется по kukmor