Теория юмора

Иконка: Аннотация К. Глинка

1. История вопроса

 

Любителям меткого русского слова может быть рекомендовано объёмистое исследование Владимира Санникова Русская языковая шутка. От Пушкина до наших дней. Особое место в ней уделено исследованию каламбура.

Работы Л.Карасёва появились в конце 80 – начале 90-х прошлого столетия в ряде российских, французских и польских изданий. В них предлагалась новая концепция юмора и смеха. Основной её смысл состоит во взгляде на смех как на целостный культурно-исторический и онтологический феномен, раскрывающий свой смысл при сопоставлении его с окружающими его символами. А.Дмитриев считал, что концепцию Л.Карасёва можно назвать смысловой, так как в основе всех построений автора лежит гипотеза о смехе как о символическом целом, развивающемся по своим внутренним законам. Автор относит вопрос о возникновении чувства смешного к области, выходящей за границы того, что можно назвать собственно научным знанием. Мы ничего не можем сказать о происхождении смеха, подобно тому, как нам ничего достоверно и точно неизвестно о происхождении всех остальных компонентов, составляющих квинтэссенцию человеческой деятельности и чувственности – языка, мышления, ритуала, мифа и т.д. Именно поэтому проблема происхождения смеха не может рассматриваться отдельно, изолированно. Да и сам смех возникает одновременно с языком и мышлением. Что же касается динамики этого процесса, то Л.Карасев придерживается точки зрения, согласно которой смех появляется сразу, мгновенно вместе со всеми остальными важнейшими элементами человеческой культуры. Смех возникает как единое целое, как сложившееся качество и уж затем – как целое – начинает развиваться, обогащаться и т.д.

Согласно Карасёву, все видимое многообразие различных проявлений юмора и смеха принципиально сводимо к двум основным типам. Первый тип смеха связан с ситуациями, когда человек выражает свою радость, телесное ликование, телесный или витальный энтузиазм. Этот тип Карасёв называет смехом тела и относит к разряду состояний, которые характерны не только для человека: нечто похожее можно увидеть и у животных, которым также знакомы радость игры и физическое удовольствие. Второй тип связан с собственно комической оценкой действительности. Этот вид смеха может включать в себя и элементы только что названного типа, однако его сущность в том, что он представляет собой соединение эмоции и рефлексии. Этот тип получил у него наименование смеха ума. Если первый тип – смех тела – по преимуществу относится к низу человеческой чувственности, то второй – смех ума – к её верху. Это область рефлексии, парадоксальной оценки, сфера проявления остроумия.

   Упрощая дело, — замечает Л.Карасев, — можно сказать, что смеха два, а плач один.

Смех ума – это тот самый смех, который имел в виду Аристотель, когда писал о способности смеяться как о специфической черте человека, отличающей его от животного.

Пожалуй, этими работами русскоязычная, равно, как и переведённая на русский язык часть исследований, ограничивается.

Англоязычная литература несравненно более многочисленна и автор должен признаться, что сумел ознакомиться со значительной, если не с большей частью этой сокровищницы мысли по обзорным работам других авторов.

Смех представляет собой гораздо более доступный предмет для изучения, чем предметы, изучаемые другими, в частности, естественными науками. Он всегда с нами, всегда доступен и не стоит ни копейки. Тем не менее, практические исследования смешного начались чуть более 100 лет назад. Исследованиями вопроса начали заниматься не только философы, но и социологи, психологи, лингвисты и профессиональные комедианты: писатели, артисты, журналисты.

Г. Стенли Холл, основатель американской психологии, принимал участие в составлении вопросника для исследования щекотки в 1897 году. Очевидно, он пользовался известным определением щекотки как способа добычи смеха вручную. Несвязанные между собой исследования включают:
   ✓ интроспективный анализ Мартина,
   ✓ памяти на смешные ситуации,
   ✓ стимулы, вызывающие смех,
   ✓ детский смех,
   ✓ исследования развития смешного.

Интенсивность исследований возросла в 70 – 80-х прошлого столетия, когда были организованы международные конференции по юмору, первая из которых была проведена в Кардиффе в 1976, и опубликованы книги, подводящие итоги предыдущим исследованиям. В настоящее время издаётся ряд периодических изданий, в том числе Международный Журнал Юмора.

Виктор Раскин, работающий в настоящее время в Purdue University, предложил так называемую семантическую теорию юмора, развитую вместе с ним Сальваторе Аттардо Linguistic Theories of Humor.

   Целью семантической теории юмора, как сформулировал её автор, являлось определение условий, которые являются достаточными и необходимыми, чтобы текст был смешным.

Согласно идеям этих авторов, юмористический эффект возникает при внезапном пересечении двух независимых контекстов в точке бисоциации:

   Бисоциация – ситуация пересечения в сознании воспринимающего двух независимых, но логически оправданных ассоциативных контекстов.

Нам смешно, когда два контекста, совершенно друг другу чуждые, благодаря бисоциации начинают казаться нам ассоциированными – так возникает когнитивный диссонанс, который компенсируется реакцией смеха. Как распознаётся комический эффект? Согласно когнитивным теориям, наша память хранит сведения в виде структур, который Минский назвал фреймами, а Раскин и Аттардо – скриптами. Фрейм или скрипт – это структурированное описание типичных признаков объекта. Раскин полагает, что в основе юмористического эффекта лежит столкновение контекстов, а не простого языкового смысла. Согласно этой теории юмористический эффект возникает, если имеют место следующие условия:
   ✓ текст обладает совместимостью, частичной или полной;
   ✓ две части текста противоположны в определённом смысле.
Раскин полагал, что

   Any humorous text will contain an element of incongruity and an element of resolution.

Отличие теории Раскина от предшествующих заключается в том, что он придал понятию противоположности универсальный семантический смысл. Позднее Аттардо дискутировал с Раскиным и пришёл к выводу о том, что его теория подпадает под категорию теорий несовместимости. Результатом этой дискуссии явилась их совместная работа General Theory of Verbal Humor.

Книга Сальваторе Аттардо и его статья Humor in Language являются достаточно полным исследованием различных теорий юмора со времён древнегреческих философов до наших дней. Обзор включает публикации не только англоязычных, но и многих других источников. Книга и статья Сальваторе Аттардо содержат колоссальное количество материала и достаточно полно отражают достижения сoвременной науки в этом направлении.

То, что не содержится в работах Аттардо, может быть найдено в работе Thomas C. Veatch A Theory of Humor. Она также содержит огромное количество материала, в том числе полный обзор всего, что было опубликовано когда-либо на английском языке.

В качестве дополнительных библиографических источников укажем на работы Ceccarelli и помещённый им в сети ресурс.

Количество теорий юмора в настоящее время настолько велико, что даже в классификации этих теорий не найдено общей точки зрения. Виктор Раскин придерживался взгляда, что существующие теории можно разбить на три категории:
   1) несовместимости;
   2) враждебности;
   3) высвобождения, избавления.

Теории несовместимости предполагают, что юмор возникает вследствие понимания несовместимости между ожиданием слушателя и тем, что произошло, результатом. Эта идея была высказана Аристотелем и открыта несколько раз впоследствии. К наиболее известным приверженцам этой идеи относятся Кант, Шопенгауэр, Кёстлер, Paulos, Hazlitt, Locke, Monro, Nerhardt, Suls, Shultz, McGhee. В последнее время Hofstander и Gabora (1989), а также Coulson (1996, 2001) выдвинули теории познавательной гармонии (cognitive blending theories). Некоторые из работ этих авторов готовятся в настоящее время к печати и мы не можем на них ссылаться.

Теории враждебности восходят к Платону, частично Аристотелю и Цицерону и нашли поддержку в трудах Шопенгауэра, Hobbes и Gruner (1978, 1997). Эти теории говорят о том, что смешное заключается в нахождении чувства превосходства над чем-либо, или в преодолении препятствия, или агрессии, нападения на какой-то объект. Как выразился Ludovici,

смеясь, мы обнажаем клыки.

Теории высвобождения учат, что смешное является результатом реализации психической энергии, освобождая человека от некоторого ограничения. Наиболее известная из этих теорий принадлежит З. Фрейду. К приверженцам подобной точки зрения можно отнести таких авторов, как Спенсер (1860), Penjon (1893), Kline (1907), Gregory (1924), Eastman (1936) и Monro (1951). Эти авторы полагают, что человеческая деятельность ограничена всевозможными запретами – соблюдением логичности, необходимости прямо выражать мысли, придерживаться здравого смысла. Юмористическая манера выражения мыслей или общения освобождает нас от этого пресса, например, при посредстве часто цитируемых Фрейдом сальных шуток и анекдотов. Последующие исследования показали, что ни один из механизмов, описанных Фрейдом, не является уникальным для юмора. Аттардо в своей последней работе (в печати) полагает, что теория Фрейда может быть отнесена к теории несовместимости.

В работе В. Раскина содержится утверждение (стр. 131), что все три группы теорий хорошо описываются семантической теорией юмора. Может быть это и так, но найден ли этой теорией тот самый ключ к пониманию основного вопроса: почему человек смеётся? Мы не нашли в книге Раскина ответа на этот вопрос.

В работе «О комическом» Б. Дземидок объединяет концепции смешного в следующие группы:

1. Теория негативного качества.

2. Теория деградации.

3. Теория контраста.

4. Теория противоречия.

5. Теория отклонения от нормы.

6. Теории смешанного типа.

Большинство имеющихся исследований полны поверхностного теоретизирования и содержат мало эмпирических данных. Они грешат узконаправленностью и совершенно игнорируют общую картину. Некоторые исследователи ограждают себя специальными или изобретёнными ими терминами в надежде, что эти термины смогут заменить истинное понимание явления.

Имеющиеся эмпирические исследования, в свою очередь, описывают ценные наблюдения, но не содержат обобщения, позволяющие их объяснить.

Чтение многочисленных работ и дискуссии со специалистами, профессионально занимающимися вопросами юмора, привели нас к несомненному заключению о том, что механизм смешного далёк от понимания. Теория юмора, полно, логично и убедительно раскрывающая его природу, пока не создана.

Константин Глинка Теория юмора. 1. История вопроса. Страницы    1     2    3   Вторая книга   Третья книга   Четвертая книга   Пятая книга   Шестая книга   Седьмая книга

Дети цвета хаки
Окончание К началу
   Пустое! Те осмотрят его, спросят, как он учится, выяснят, что отлично, поставят диагноз НРЧО и отправят вас восвояси – лечиться от нездоровых амбиций. Если же ребенок получает тревожный диагноз НЧММО, то родители обычно в шоке:
   Где мы живем?! Куда катимся?! Боже мой!
   Интересно, что дети с НРЧО/НЧММО действительно очень хорошо учатся в школе, с удовольствием читают в младших классах, читают и в остальных, но из прочитанного понимают и запоминают только слова, а отнюдь не их значение или смысл всего прочитанного. Отдельные беспокойные мамы обнаруживают такое несоответствие, озадачиваются и озабочиваются этим. И зря. Счастливым мамам, не подозревающим о своем материнском счастье, даже в голову не может прийти, что их дети – чрезвычайно приспособленные к беспроблемному существованию существа с давно опробованной и доказавшей свою состоятельность программой жизни. «Дети цвета хаки» своей незаметностью гарантируют себе выживание в любых условиях. Единственное, что им для этого требуется – сознание того, что их много. Поэтому они любят ссылаться на поведение себе подобных:
   Другие вон как, и я так.
   В современных условиях детям цвета хаки приходится трудно. Для достижения успеха в жизни все больше и больше требуются инициатива, выдумка, творческие способности. Но они не отчаиваются. Они понимают, что если прятаться по кустикам и молчать, то всем этим творческим выскочкам не для кого будет выскакивать, и любые их инициативы будут глохнуть в грязно-зеленом болоте цвета хаки.
 
   Как потакать ребенку хаки
   Хаки часто рассуждают и ведут себя мудрее взрослых, кажутся более зрелыми, чем их родители. Там, где мама, попавшая в немилость к начальнику, не знает, как себя повести, ребенок цвета хаки всегда найдет нужное решение. Он подскажет, как подмаслиться, где вставить лестную фразу, как сделать интонации более раболепными и слащавыми, а в какой момент, при необходимости, и в кустики спрятаться. Этот ребенок – полноценный подхалим. Не пытайтесь говорить ему, что он не знает всех сложностей служебных взаимоотношений. Он, может, и не знает, но он их уже чувствует. Это новая генерация, впитавшая с молоком матери все страхи и лебезенья предыдущих поколений. Слова начальник и система имеют для него не просто магическое значение, как для нас с вами, но прямо-таки какой-то потусторонний смысл. Такую степень трепетанья невозможно воспитать, это дается свыше.
   Способности хаки бездумно подчиняться следует культивировать. Никогда не объясняйте ребенку, почему нужно сделать то-то или то-то. Если вы снизойдете до объяснений, то он может засомневаться в вашей авторитарности, подвергнуть сомнению ваши начальственные позиции в семье. Просто говорите:
   Пошел и сделал! Я потом проверю!
   Проверять выполнение при этом не обязательно. Главное, чтобы хаки знал, что при вашем появлении следует изображать деятельность, показывая тем самым лояльность и подобострастие, результат же второстепенен.
   Но в пределах вашей видимости не позволяйте бездельничать этим ленивым натурам. Если вся работа по дому выполнена, отправьте его во двор с метелкой или граблями. Начинающий НРЧО должен знать с младых ногтей, что всю работу никогда не сделаешь, а если вдруг сделаешь, то мудрый начальник обязательно найдет еще. Если же работа не сделана, не ругайте подчиненного, просто заставьте его сделать то же самое еще раз, и еще раз, и еще. Помните: важны не результаты, а правильные человеческие отношения начальник–подчиненный.
   При все при том остерегайтесь давать им задания, при выполнении которых требуется проявить смекалку – а вдруг им понравится, и тогда прощай пай-мальчик. Вы подсунете обществу беспокойного, неугомонного члена, терроризирующего всех своими придумками и нестандартными решениями! Нужны вам – а если брать шире, то нам – эти проблемы?
   Гораздо проще и приятней, согласитесь, жить в обществе, где все, как все, никто не выпирает, не шебуршится. Куда бы ты ни пошел, на кого бы ни посмотрел, кого бы ни прочитал – все, как ты. Единообразие и ровность дыхания. Вот почему эта новая старая генерация «детей цвета хаки» должна радовать нас – будет кому хранить традиции и обеспечивать безмятежность.
Как уберечься от любви
   К бабке не нужно ходить, чтобы подсчитать, что в последнее время все больше и больше людей страдают от любви. Если несколько веков назад их насчитывалась пара миллионов, в начале нынешнего столетия — меньше миллиарда, то сейчас эта цифра подбирается аж к шести миллиардам. Это уже эпидемия, страшная, захватывающая все слои общества! Как же бороться с этой чумой всех времен и народов? Последуем старому самурайскому совету: чтобы изучить врага, надо его расчленить. Что ж, жестоко, но необходимо. Поэтому…
§ 1. Любовь — процесс психический
   И как любой психический процесс, трудно поддается корректировке. Посему, если вы почувствовали, что влюбляетесь, постарайтесь отвлечься — сходите в тундру, послушайте нелюбимого певца, покурите анаши, наконец. Здесь уж ничем брезговать нельзя. Если потребуется, прибегните к крайнему средству — сделайте себе клизму, думая при этом об объекте вашей страсти, закрепляя таким образом в подсознании невыгодные ассоциации. При необходимости повторите операцию в другой позиции. Теперь вы освободитесь от наваждения! По крайней мере, до следующего сеанса.
§ 2. Любовь — явление геометрическое
   Никто еще не сумел до конца объяснить природу влечения к определенным формам особей противоположного пола. Современные аналитики обращают свои взоры к нескольким деталям:
   ✓ грудь,
   ✓ ягодицы,
   ✓ губы,
   ✓ размер ступни.
   Их совокупность, или как некоторые предпочитают говорить, совокупление и приводят в действие скрытые до поры, до времени силы организма, известные в геометрии под названием эрективных. Но в каких пропорциях эти детали должны сочетаться, чтобы чисто эстетическое наслаждение формой переросло в биологическую потребность наслаждения содержанием, — вопрос, перед которым понуро отступают даже великие геометры. Не пытайтесь решить его сами! Не терзайте свои бедные головы! Сделайте просто: возьмите бумагу, ручку, линейку и попробуйте изобразить предмет ваших вожделений. Когда вы увидите в схематичной форме то, к чему стремитесь, пелена спадет с ваших глаз.
§ 3. Любовь — действие сексуально ориентированное
   Чтобы выяснить свою ориентацию, составьте список людей, которые чаще привлекают вас. Если окажется, что в нем преобладают лица одного с вами пола, не пугайтесь — может, это еще не любовь, а всего лишь сексуальная дружба. Если же вы все-таки напугались, вычеркните из списка тех, кто вас смущает. Чтобы противостоять оставшимся, примите тройную дозу противозачаточных или наденьте три презерватива. От влюбленности это, конечно, вряд ли спасет, но вы будете чувствовать себя намного защищеннее!
§ 4. Любовь — состояние временное
   Наиболее опасны временные отрезки от:
   ✓ пробуждения до умывания,
   ✓ просмотра соответствующих журналов или фильмов до умывания;
   ✓ принятия алкоголя до пробуждения,
   ✓ принятия ванны до окончания принятия ванны,
   ✓ юркания под одеяло до погружения в сон.
   Старайтесь не подавать никаких признаков жизни в эти периоды. При необходимости наложите на себя руки. Никаких поблажек себе!
§ 5. Любовь — величина переменная
   Ученые считают, что даже в самые отчаянные моменты вашей жизни коэффициент влюбленности, тем не менее, не должен превышать 0,8 на килограмм живого веса в солнечный день. Чтобы вычислить его, от количества завлекающих, с поволокой взглядов в вашу сторону отнимите количество ответных презрительных взглядов с вашей стороны и разность взглядов разделите на интенсивность эротических мыслей, возникающих при этом. Полученное число помножьте на частоту самопроизвольных оргазмов при рукопожатиях и легких соприкасаниях рукавами, минус продолжительность эйфории, испытываемой при упоминании вашего имени. Если ваш коэффициент равен нулю — вы спасены! Вы чисты и непорочны, как детство Володи Ульянова! Вы, вероятно, до сих пор краснеете и стыдливо прикрываете книгу всякий раз, как встречаете в ней слово холуй. Так держать! Если же у вас вышло любое другое число, включая отрицательное, срочно уроните ближайшую к вам кувалду на ногу или объешьтесь горохом, чтобы хоть на время очиститься от пагубных мыслей.
§ 6. Любовь — категория философская
   Она зыбка и нематериальна. Философы определяют ее как промежуточное состояние между сном разума и экзальтацией, а измеряют, как и все чисто умозрительное, в условных единицах, что-то вроде наших мулек. Поэтому, если вы чувствуете томление в груди или других частях тела при виде жгучей брюнетки или мужественного блондина в спортивном костюме, посмотрите на это философски, вспомните, что красная цена первой — приблизительно 4 мульки, а второму и того меньше — около 2 мулек вместе с костюмом. Это при том, что любовь к родине оценивается в 70 — 80 мулек, и, в отличие от любви к ближнему, дальнему и всякому встречному-поперечному, совершенно не опасна для здоровья в отношении вывихов, растяжений, укусов и чрезмерного закатывания глаз. Исключение составляет, пожалуй, лишь Гренландия, где любовь к родине в ходу — всего 3 мульки — и чревата стойкими обморожениями, а вот плотская, хотя и влечет за собой осложнения в виде абсолютно безграмотных при рождении эскимосиков, баснословно дорога — до 120 мулек. Но это как раз тот случай, когда исключение только подтверждает правило: любовь — дешевка. Не уподобляйтесь же помороженным эскимосам, цените лучшее в себе!
§ 7. Любовь — зла
   Спросите зоофилов.
§ 8. Любовь — занятие утомительное
   Поэтому ее легко заменить любым другим утомительным занятием. Попробуйте, например, каждый раз проходя мимо произвольно выбранного столба, называть его ласковыми именами, нежно поглаживать, взъерошивать ему волосы и чушь прекрасную нести. Быстро надоело? То-то. А человеку-то еще быстрее прискучит. Так что не мучайте себя и столбы. Уж лучше прыгайте с шестом. Глядишь, надломится — хоть какое-то разнообразие.
§ 9. Любовь — акт добровольный
   А какой же нормальный человек по доброй воле позволит затыкать себе рот, да еще чужими губами! Или разрешит постороннему шарить по вашему телу в поисках чего-то там сокровенного, о котором вы, к счастью, и слыхом не слыхивали, и видо не видывали, и нюхом не нюхивали! Эдак до каких пределов дойти-то можно? Потом он/она, чего доброго. еще и денег взаймы попросит? Вот уж дудки! Плюньте такому/такой попрошайке в харю!
§ 10. Любовь — продукт искусственный
   Именно искусство сделало из нее фетиш. Возьмем хоть литературу. Вспомните пресловутых Наташу Ростову, Асю, Ромео с Джульеттой и им подобных. Вспомнили? А теперь забудьте! Нету их! Нету и никогда не было. Все эти насильственно насаждаемые образы — это чих во время бури, тьфу в Марианскую впадину, дерганье ручкой по бумаге при землетрясении! О-БРА-ЗЫ! Они не люди — они нелюди! А термины, которые употребляют эти романтики полых словесных оболочек! Вы только вслушайтесь:
   блюду, песец, власяница, пестун и даже — вместилище!
   И вы хотите, чтобы такое говорили про вас? Бойтесь того, что нельзя потрогать руками, затыкайте гвоздями уши, выкалывайте дорогим вам людям глаза — спасите их от этого! Закрепите свои души в неподвижном состоянии и, может быть, вам посчастливится избежать этой ловушки для вислоухих болванов и болванок!
§ 11. Любовь — проблема логическая
   С различными приставками:
   ✓ уро-,
   ✓ сексопато-,
   ✓ венеро-,
   ✓ психо-.
   Сами видите, приставочки невзрачненькие. Противные даже, как, впрочем, и сами проблемы. А то, что одна из них похожа на богиню, так это очередной обман. Славное, конечно, имечко. Но слава та легкая и дурная. Бегите от такой славы на длинные дистанции! А если вам все-таки хочется проблем с логикой — пейте уж лучше запоем. Проблем море, логики никакой.
   Ну что, достаточно? По мне так даже самый дотошный и привередливый самурай оказался бы удовлетворен результатом вскрытия или, как говорят патологоанатомы, взрытия. Теперь вы знаете все или почти все о любви и способах борьбы с ней. Не поддавайтесь же этому коварному недугу, если не хотите быть в числе тех шести миллиардов, что в страданиях проводят свои дни на нашей, увы, еще такой грешной, грешной, грешной Земле.

Картинка: Мужчина в синем

Мужчина в синем


 
Картинка: Даная

Даная


Картинка: Кот в ливрее

Кот в ливрее


Картинка: Портрет жены

Портрет жены


Картинка: Возлежащая пред tv

Возлежащая пред tv


Публикуется по Геннадий Аминов
icon: To top