Теория юмора

Иконка: Аннотация К. Глинка

1. История вопроса

Г. Стенли Холл, основатель американской психологии, принимал участие в составлении вопросника для исследования щекотки в 1897. Очевидно, он пользовался известным определением щекотки как способа добычи смеха вручную. Несвязанные между собой исследования включают:
   ✓ интроспективный анализ Мартина,
   ✓ памяти на смешные ситуации,
   ✓ стимулы, вызывающие смех,
   ✓ детский смех
и исследования развития смешного.

Интенсивность исследований возросла в 70 – 80 прошлого столетия, когда были организованы международные конференции по юмору, первая из которых была проведена в Кардиффе, и опубликованы книги, подводящие итоги предыдущим исследованиям. В настоящее время издаётся ряд периодических изданий, в том числе Международный Журнал Юмора.

Виктор Раскин, работающий в настоящее время в Университете Пердью, предложил так называемую семантическую теорию юмора, развитую вместе с ним Сальваторе Аттардо. Книги этих авторов изданы ограниченным тиражом.

   Целью семантической теории юмора, как сформулировал её автор, являлось определение условий, которые являются достаточными и необходимыми, чтобы текст был смешным

Согласно идеям этих авторов, юмористический эффект возникает при внезапном пересечении двух независимых контекстов в точке бисоциации:

   Бисоциация – ситуация пересечения в сознании воспринимающего двух независимых, но логически оправданных ассоциативных контекстов

Нам смешно, когда два контекста, совершенно друг другу чуждые, благодаря бисоциации начинают казаться нам ассоциированными – так возникает когнитивный диссонанс, который компенсируется реакцией смеха. Как распознаётся комический эффект? Согласно когнитивным теориям, наша память хранит сведения в виде структур, который Минский назвал фреймами, а Раскин и Аттардо – скриптами. Фрейм или скрипт – это структурированное описание типичных признаков объекта. Раскин полагает, что в основе юмористического эффекта лежит столкновение контекстов, а не простого языкового смысла. Согласно этой теории юмористический эффект возникает, если имеют место следующие условия:
   а) текст обладает совместимостью, частичной или полной;
   б) две части текста противоположны в определённом смысле.
Раскин полагал, что

   Any humorous text will contain an element of incongruity and an element of resolution

Отличие теории Раскина от предшествующих заключается в том, что он придал понятию противоположности универсальный семантический смысл. Позднее Аттардо дискутировал с Раскиным и пришёл к выводу о том, что его теория подпадает под категорию теорий несовместимости. Результатом этой дискуссии явилась их совместная работа General Theory of Verbal Humor.

Книга Сальваторе Аттардо и его статья Humor in Language являются достаточно полным исследованием различных теорий юмора со времён древнегреческих философов до наших дней. Обзор включает публикации не только англоязычных, но и многих других источников. Книга и статья Сальваторе Аттардо содержат колоссальное количество материала и достаточно полно отражают достижения сoвременной науки в этом направлении.

То, что не содержится в работах Аттардо, может быть найдено в работе Thomas C. Veatch A Theory of Humor. Она также содержит огромное количество материала, в том числе полный обзор всего, что было опубликовано когда-либо на английском языке.

Количество теорий юмора в настоящее время настолько велико, что даже в классификации этих теорий не найдено общей точки зрения. Виктор Раскин придерживался взгляда, что существующие теории можно разбить на три категории:
   1) теории несовместимости,
   2) теории враждебности,
   3) теории высвобождения, избавления.

Теории несовместимости предполагают, что юмор возникает вследствие понимания несовместимости между ожиданием слушателя и тем, что произошло, результатом. Эта идея была высказана Аристотелем и открыта несколько раз впоследствии. К наиболее известным приверженцам этой идеи относятся Кант, Шопенгауэр, Кёстлер, Paulos, Hazlitt, Locke, Monro, Nerhardt, Suls, Shulz, McGhee. В последнее время Хофштадтер и Gabora, а также Coulson выдвинули теории познавательной гармонии.

Теории враждебности восходят к Платону, частично Аристотелю и Цицерону и нашли поддержку в трудах Шопенгауэра и Гоббса. Эти теории говорят о том, что смешное заключается в нахождении чувства превосходства над чем-либо, или в преодолении препятствия, или агрессии, нападения на какой-то объект. Как выразился Ludovici,

   смеясь, мы обнажаем клыки.

Теории высвобождения учат, что смешное является результатом реализации психической энергии, освобождая человека от некоторого ограничения. Наиболее известная из этих теорий принадлежит З. Фрейду. К приверженцам подобной точки зрения можно отнести таких авторов, как Спенсер, Penjon, Klein, Gregory, Eastman и Monro. Эти авторы полагают, что человеческая деятельность ограничена всевозможными запретами – соблюдением логичности, необходимости прямо выражать мысли, придерживаться здравого смысла. Юмористическая манера выражения мыслей или общения освобождает нас от этого пресса, например, при посредстве часто цитируемых Фрейдом сальных шуток и анекдотов. Последующие исследования показали, что ни один из механизмов, описанных Фрейдом, не является уникальным для юмора. Аттардо полагает, что теория Фрейда может быть отнесена к теории несовместимости.

В работе В. Раскина содержится утверждение, что все три группы теорий хорошо описываются семантической теорией юмора. Может быть это и так, но найден ли этой теорией тот самый ключ к пониманию основного вопроса: почему человек смеётся? Мы не нашли в книге Раскина ответа на этот вопрос.

В работе О комическом Б. Дземидок объединяет концепции смешного в следующие группы:
   ✓ теория негативного качества;
   ✓ теория деградации;
   ✓ теория контраста;
   ✓ теория противоречия;
   ✓ теория отклонения от нормы;
   ✓ теории смешанного типа.

Большинство имеющихся исследований полны поверхностного теоретизирования и содержат мало эмпирических данных. Они грешат узконаправленностью и совершенно игнорируют общую картину. Некоторые исследователи ограждают себя специальными или изобретёнными ими терминами в надежде, что эти термины смогут заменить истинное понимание явления.

Имеющиеся эмпирические исследования, в свою очередь, описывают ценные наблюдения, но не содержат обобщения, позволяющие их объяснить.

Чтение многочисленных работ и дискуссии со специалистами, профессионально занимающимися вопросами юмора, привели нас к несомненному заключению о том, что механизм смешного далёк от понимания. Теория юмора, полно, логично и убедительно раскрывающая его природу, пока не создана.

Константин Глинка Теория юмора. Глава 1. Страницы   1   2  3   4   Глава 2   Глава 3   Глава 4   Глава 5   Глава 6   Глава 7

А.В. Перцев, Иван Карнаух. Предисловие к книге Наука выбирать и поступать. Книга вторая

Окончание К началу
   Вторая проблема заключается в том, что я не представляю, чего хочет мой ребенок. Иногда у меня возникает подозрение, что он вообще ничего не хочет. Какие-то идеи у него есть, но все какие-то несерьезные. Тут же надо выбирать профессию на всю жизнь, а у них сплошной ветер в голове. Они больше слушают одноклассников, чем отца с матерью. А мы ведь кое-что понимаем в жизни. Сын считает себя взрослым человеком, а потому, чтобы проявить самостоятельность, чисто из вредности отвергает все, что мы с женой ему предлагаем.
   Мне некогда. Дел на работе — невпроворот. А тут еще такая головная боль — это поступление в вуз. Я думаю одно, моя вторая половина предлагает другое. Мы постоянно спорим.
   Надо куда-то идти, а куда — неизвестно. В газетах только и пишут, что нынче поступают только за взятки. Взяток я давать не умею. Может быть, отдать ребенка в частный вуз? Заплатить за образование легально? Но все частное — оно как-то подозрительно. Частное сегодня есть, а завтра — нет. А государство будет всегда. Государственный вуз — не какая-то частная лавочка.
   Но и с государственными вузами сегодня ничего не поймешь. Раньше Уральский государственный университет был один, а сегодня сплошные Уральские государственные университеты — только с какими-то добавлениями. И специальности называются как-то непонятно. Чем замысловатее, тем дороже на них платное обучение. Вдруг мой ребенок не поступит в государственный вуз на бесплатное обучение? Тогда за него придется платить, и получится, что он — студент какого-то второго сорта. Будет стыдно друзьям сказать.
   Я уже не сплю ночами. Зла не хватает на жену. Пилит и пилит, говорит, что я плохой отец. Все не как у людей. Путние люди уже давно все решили и обо всем договорились. На ребенка зла не хватает. У него семь пятниц на неделе. То ему надо одно, то — другое, то вообще ничего не надо…
* * *
   Да, экзамены в вуз принято сегодня именовать вступительными испытаниями. Но почему-то не уточняется, что они, увы, оказываются испытаниями больше для родителей, чем для абитуриентов.
   Школьника готовят к поступлению учителя, преподаватели курсов, репетиторы. Родителей к поступлению их ребенка не готовит никто. Экзамены в вуз обрушиваются на них, неподготовленных, как стихийное бедствие. Возникает тяжелый стресс. Хуже идут дела на работе, потому что нельзя сосредоточиться. Назревает конфликт в семье.
Надо что-то делать… Но что именно?
   Классическая формула ситуации, вызывающей тяжелый стресс, дана в русской сказке:
   Пойди туда — не знаю куда, сделай то — не знаю что.
   Именно в такой ситуации и оказываются родители абитуриента. Перед ними стоит задача, контуры которой — самые неопределенные. В этой задаче — сплошные неизвестные. А решать эту задачу надо срочно. От нее зависят перспективы семьи. Ведь никто не хочет, чтобы выбор профессии для сына или дочери оказался неудачным. Надо, чтобы ему было интересно работать. Но парадокс жизнизаключается в том, что за интересную работу неважно платят. А ведь родители понимают, что на сегодняшнюю пенсию не проживешь. И уж точно не поможешь детям, которые выберут неудачную профессию. Наоборот, хотелось бы, чтобы дети могли помочь родителям, которые уже не смогут работать…
Выход из этой ситуации существует
   Он, в принципе, точно такой же, как и выход из любой другой стрессовой ситуации.
   Этот выход предполагает три этапа.
   Первый этап — сбор информации для размышления.
   Второй этап — обсуждение и осмысление ее в семье: выбор профессии сына или дочери — дело семейное.
   Третий этап — разработка программы действий и реализация ее.

   Здесь, правда, надо сделать важные уточнения.
   Информацией для размышления нельзя считать сегодняшние публикации в средствах массовой информации.
   В погоне за рейтингом они крайне редко предоставляют слово компетентным профессионалам. То, что говорят профессионалы, никаких сенсаций не содержит. Поэтому, по мнению журналистов, они — народ скучный, поглощенный повседневной рутиной. К тому же мало кто из них умеет говорить на общепринятом языке, без всяких специальных терминов. Пока добьешься от них внятных объяснений, уйдет немало времени, а время в эфире и место на газетной полосе стоит дорого.
   Информацией для размышления нельзя считать советы друзей, родных, знакомых — если, конечно, они не работают в системе высшего образования.
   Совет — это предложенный тебе вариант готового решения. Это — чужое мнение. Оно, конечно, может быть интересным. Но решать сегодня самые важные проблемы в жизни ты должен сам. сам должен подумать и сам решить.
   Информацией для размышления нельзя считать и простые факты — все то, что можно найти в рекламных проспектах вузов, в статистических сборниках и докладах чиновников от образования.информацию для размышления — для самостоятельного размышления, потому что двух одинаковых людей на свете не бывает. То, что годится для одного, совершенно не подходит для другого. Размышлять каждый должен сам и сам принимать важнейшие жизненные решения.
   Именно потому в книге нет чудодейственных советов. Она не содержит инструкций. Ее задача — в другом. Она призвана побудить к самостоятельным размышлениям и действиям.
   Эту книгу надо читать «залпом».
   К ней надо возвращаться снова и снова. Ее надо обсуждать в семье — главу за главой.
   Родители могут сделать две большие ошибки, которые надолго испортят их отношения с детьми.
   Первая заключается в том, что они навяжут сыну или дочери свой выбор профессии. Сами выберут профессию для своего ребенка. И сами будут нести ответственность за этот выбор всю свою жизнь.
   Вторая заключается в том, что они предоставят сделать сыну или дочери сделать этот выбор абсолютно самостоятельно, так и не высказав собственного мнения.
   Педагогическое искусство родителей заключается именно в умении пройти между этими двумя крайностями.
   То, что написано в этой книге, может стать хорошим поводом для обсуждения с повзрослевшими детьми — старшеклассниками.
   Дейл Карнеги рекомендовал в стрессовой ситуации представить себе наихудший вариант развития событий — и сразу успокоиться, потому что человек больше всего боится неопределенности.
   Мы пойдем другим путем. Мы вместе представим себе самые разнообразные варианты развития событий. И будем стараться разработать варианты действий в различных ситуациях.
   Самое важное — понять, что никакие события не развиваются сами собой.
   Это просто так говорится.
   В действительности события выбираем и развиваем мы сами.

Игнат Сахаров. Оказывается, муравьи вовсе не любят работать, выяснили ученые

   Мы им так верили и приводили их в пример, но, оказывается, муравьи все это время нас обманывали. Они такие же лентяи, как и мы.
Картинка: с сайта Maxim

— Владимир Ильич, осторожнее! Не упадите с бревна!

   По-видимому, это самое шокирующее изменение картины мира со времен падения цен на московскую недвижимость. Или даже со времен внезапной правды про Деда Мороза, ведь об аномальном трудолюбии муравьев мы тоже знали с детства. Благо это качество отрекламировал еще баснописец Крылов, а после него — вся литература, где муравьи фигурировали хотя бы в эпизодах. Но вот пришли Даниэль Шарбонно и Анна Дорнхаус из Аризонского университета — и мир больше не будет прежним.
   Этим аризонским ученым пришла в голову мысль пометить муравьев в пяти лабораторных колониях разными красками, чтобы различать отдельные личности, а после снять всю их жизнь на микрокамеру и понять, как складываются их трудовые отношения. Но никто не ожидал таких новостей. Оказалось, что только 2,6% муравьев постоянно работают, то есть ведут себя так, как и положено муравьям. 70% работали лишь половину времени, потом начинали имитировать активность. А 25% не делали вообще ничего, просто бесцельно слонялись по округе.
   Сначала ученые решили, что работа у муравьев посменная или что часть муравьев выполняют функции, скрытые от глаз. Но нет, эксперименты показали, что четверть муравьев, фигурально выражаясь, сидят на диване с пивом и щелкают пультом. При этом их кормят и не прогоняют. Еще оказалось, что у муравьев-лентяев брюшко больше, чем у других. И это неудивительно, мы такое наблюдаем даже у высших приматов.
   Когда исследования продолжили, выяснились новые детали. Если из колонии забирали часть работящих, правильных муравьев, такая же часть лентяев вдруг находила в себе мотивацию и отправлялась работать.

icon: Next