Веселая наука

Иконка: Аннотация Фридрих Ницше

Вторая книга

86. О театре

Сегодняшний день вновь подарил мне сильные и высокие чувства, и будь мне этим вечером дано насладиться музыкой и искусством, я бы наверняка знал, какой музыки и какого искусства мне не хочется, именно: всякого такого, которое тщится опьянить своих слушателей и взвинтить их до мгновения сильного и высокого чувства – этих людей будничной души, схожих в вечерние часы не с победителями на триумфальных колесницах, а с усталыми мулами, которых жизнь слишком уж часто стегала плетью. Что вообще знали бы о более высоких настроениях эти люди, не будь опьяняющих средств и идеальных подстегиваний плетью! – и вот же, у них есть свои вдохновители, подобно тому как у них есть свои вина. Но что мне до их напитков и их опьянения! Зачем вдохновленному вино! Скорее, он смотрит с некоторым отвращением на средства и на посредников, которые должны вызвать здесь какое-то действие без достаточного основания – обезьянье передразнивание высокого прилива души! – Как? Кроту дарят крылья и гордое воображение – перед сном, прежде чем он заползет в свою нору? Его посылают в театр и приставляют увеличительные стекла к его слепым и утомленным глазам? Люди, чья жизнь не поступок, а только гешефт, сидят перед подмостками и глазеют на чужеродных существ, для которых жизнь есть нечто большее, чем гешефт?

   — Так оно и подобает, — говорите вы, — это так занимательно, этого требует образование! Что ж! Значит, мне слишком уж часто недостает образования, ибо слишком уж часто это зрелище вызывает во мне чувство гадливости.

Кто в себе самом не испытывает недостатка в трагедии и комедии, тот охотно держится подальше от театра; или, в виде исключения, весь ход событий – включая театр, публику и поэта – оборачивается для него собственным трагическим и комическим спектаклем, так что сама поставленная пьеса мало волнует его. Кто сам есть нечто вроде Фауста и Манфреда, что ему до театральных Фаустов и Манфредов! – кроме разве мысли о том, что в театре вообще изображаются подобные типы. Сильнейшие мысли и страсти перед теми, кто не способен ни к мысли, ни к страсти, — лишь к опьянению! И первые как средство к последнему! Театр, как и музыка, — курение гашиша и жевание бетеля европейцев! О, кто расскажет нам всю историю наркотиков! – это почти история образования. Так называемого высшего образования!
Иконка: К содержанию

87. О тщеславии художников

Полагаю, что художники часто не знают, что им лучше всего удается, ибо они слишком тщеславны, и их чувство обращено к чему-то более гордому, чем, по-видимому, являются эти маленькие растения, которые умеют в действительном совершенстве, неизведанно, причудливо, прекрасно расти на своей почве. Настоящий дар их собственного сада и виноградника оценивается ими невзначай, и их любовь принадлежит к иному порядку, чем их проницательность. Вот музыкант, который больше, чем какой-либо другой, обладает мастерством извлекать звуки из царства страждущих, угнетенных, измученных душ и одарять речью даже немых зверей. Никто не сравнится с ним в красках поздней осени, в неописуемо трогательном счастье последнего, ускользающего, мимолетнейшего наслаждения; ему ведомы звуки для тех таинственно зловещих полуночей души, когда, казалось бы, распадается связь между причиной и действием и в каждое мгновение может возникнуть нечто из ничего; он удачнее всего черпает с самого дна человеческого счастья и словно бы из опорожненного кубка его, где горчайшие и противнейшие капли за здравие и за упокой слились со сладчайшими; он знает, как устало влачится душа, которая уже не может прыгать и летать, не может даже ходить; в него робкий взгляд затаенной скорби, безутешного понимания, разлуки без объяснения; да, как Орфей всякого таинственного убожества, он выше кого-либо, и им впервые было вообще внесено в искусство нечто такое, что до сих пор казалось невыразимым и даже недостойным искусства, что словами можно было только спугнуть, а не поймать, — нечто совсем крохотное и микроскопическое в душе: да, он мастер по части совсем крохотного, Но он не хочет быть им! Его натура любит, скорее, большие стены и отважную фресковую живопись! Он не видит того, что его дух обладает иным вкусом и склонностью и любит больше всего ютиться в уголках развалившихся домов: там, скрытый, скрытый от самого себя, пишет он свои подлинные шедевры, которые все очень коротки, часто лишь в один такт, — там лишь становится он вполне искусным, великим и совершенным, может быть, только там. – Но он не знает этого! Он слишком тщеславен, чтобы знать это.
Иконка: К содержанию

88. Серьезность в отношении истины

Серьезность в отношении истины! Сколько много различного разумеют люди под этими словами! Одни и те же воззрения и способы доказательства и проверки, воспринимаемые каким-нибудь мыслителем как легкомыслие, которому он, к стыду своему, поддается в то или иное время, — эти же воззрения в каком-либо художнике, натолкнувшемся на них и временно увлекшемся ими, могут навести его на мысль о том, что теперь им овладела глубочайшая серьезность в отношении истины и что достойно удивления, каким образом он, хотя и художник, выказывает столь серьезное стремление к тому, что является противоположностью иллюзорного. Итак, вполне возможно, что некто именно пафосом своей серьезности выдает, сколь поверхностно и невзыскательно витал доселе его дух в царстве познания. – И разве не оказывается все то, что представляется нам весомым, нашим предателем? Оно показывает, что мы в состоянии взвесить и для чего именно мы не обладаем никакими весами.
Иконка: К содержанию

89. Теперь и прежде

К чему нам все наше искусство произведений искусства, если мы лишаемся того более высокого искусства – искусства празднеств! Прежде все произведения искусства выставлялись на большой праздничной улице человечества, как памятки и памятники высоких и блаженных моментов. Нынче же хотят произведениями искусства совлечь бедных, истощенных и больных с большой страждущей улицы человечества ради одного похотливого мгновеньица; им предлагают маленькое опьянение и безрассудство.
Иконка: К содержанию

90. Свет и тени

Книги и записи у различных мыслителей совершенно различны: один собрал в книге свет, который он наспех сумел похитить у лучей светящего ему познания и унести домой; другой передает только тени, серые и черные послеобразы того, что накануне встало в его душе.
Иконка: К содержанию

91. Предостережение

Альфьери, как известно, изрядно налгал, рассказывая удивленным современникам историю своей жизни. Он лгал из того деспотизма по отношению к самому себе, каковой он, к примеру, выказал, когда создавал собственный язык и тиранически вымучивал в себе поэта; в конце концов ему удалось найти строгую форму возвышенного, в которую он втиснул свою жизнь и свою память: должно быть, это стоило больших мучений.

   – Я нисколько не поверил бы и биографии Платона, им самим написанной; равным образом и Руссо или Дантовой vita nuova.

Иконка: К содержанию

92. Проза и поэзия

Однако вспомните, что великие мастера прозы почти всегда были и поэтами, публично или только украдкой и взаперти; и поистине, хорошую прозу пишут только перед лицом поэзии! Ибо проза есть непрерывная учтивая война с поэзией: вся ее прелесть состоит в том, что она постоянно избегает поэзии и противоречит ей; каждая абстракция хочет обернуться плутовством в отношении поэзии и как бы насмешливым тоном; каждая сухость и холодность рассчитана на то, чтобы повергнуть милую Богиню в милое отчаяние; часто случаются сближения. Мгновенные примирения и тотчас же внезапный отскок и хохот; часто подымается занавес и впускается резкий свет как раз в тот момент, когда Богиня наслаждается своими сумерками и матовыми цветами; часто срывают слово прямо с ее уст и распевают его на такой мотив, что она нежными руками придерживает нежные ушки, — и есть еще тысячи прочих удовольствий войны, включая поражения, о которых непоэтические, так называемые прозаичные люди и знать ничего не знают: на то они и говорят только дурной прозой! Война есть мать всех хороших вещей, война есть также мать хорошей прозы! – Это столетие насчитывает четырех весьма необычных и истинно поэтических писателей, достигших в прозе такого мастерства, для которого не созрело еще это столетие – из-за недостатка поэзии, как было указано. Отвлекаясь от Гете, к которому по справедливости апеллирует породившее его столетие, я вижу только Джакомо Леопарди, Проспера Мериме, Ралфа Уолдо Эмерсона и Уолтера Сэведжа Лэндора, автора Imaginary Conversations, как достойных называться мастерами прозы.
Иконка: К содержанию

93. Так зачем же ты пишешь?

   А: Я не принадлежу к тем, кто мыслит с непросохшим пером в руке, и еще менее к тем, кто полностью отдается страстям перед чернильницей, сидя на своем стуле и глазея на бумагу. Я злюсь или стыжусь всякого писания; писание для меня естественная потребность – мне противно говорить об этом даже в сравнениях.
   Б: Так зачем же ты тогда пишешь?
   А: Н-да, мой дорогой, между нами говоря, я до сих пор не нашел еще другого средства избавиться от своих мыслей.
   Б: А зачем хочешь ты избавиться от них?
   А: Зачем я хочу? Хочу ли я? Я должен.
   Б: Довольно! Довольно!

Иконка: К содержанию

94. Посмертный рост

Та маленькая отважная речь о нравственных делах, которую Фонтенель набросал в своих бессмертных Разговорах в царстве мертвых, считалось в его время собранием парадоксов и игрою неблагонадежного остроумия; даже высшие судьи вкуса и ума не принимали ее уже во внимание, — возможно, и сам Фонтенель. Теперь происходит нечто невероятное: эти мысли становятся истинами! Наука доказывает их! Игра принимает серьезный оборот! И мы читаем эти диалоги с иным ощущением, чем читали их Вольтер и Гельвеций, и невольно возводим их автора в иной и гораздо более высокий ранг умов, чем это делали его современники, — правы ли мы? неправы ли?
Иконка: К содержанию

Фридрих Ницше. Веселая наука. Первая книга   Вторая книга Страницы   7   8   9   10   11   12   Третья книга   Четвертая книга   Пятая книга

che_telcontar. Свидетельства очевидцев

Окончание. К началу
   Да, прекрасные стихи о дятлах!
   Что же касается автоматов и прочего оружейного корма, есть свидетельства очевидцев, что во районах ведения боевых действий, как правило, наблюдается повышенная активность железных дятлов, приноровившихся перехватывать выпущенные пули прямо на лету.
Текст публикуется по Веселая наука
icon: К началу

Евгений Шестаков. Трактат о дятлах

   Дятел оборудован клювом. Клюв у дятла казенный. Он долбит. Если дятел не долбит, то он спит либо умер. Hе долбить дятел не может. Потому что клюв всегда перевешивает. Когда дятел долбит, то в лесу раздается. Если громко — то, значит, дятел хороший. Если негромко — плохой, негодный дятел.
   Дятел может скакать с ветки на ветку так же ловко, как матрос с брамселя на бушприт. Умело брошенный дятел летит не менее 30 метров, втыкается по пояс и висит два часа. Мнение у дятлов всегда отрицательное.
   Сильный дятел может долбить за двоих. Гигантский дятел может задолбать небольшого слона.
   Синхронные дятлы водятся только в Австралии и работают парами, звеньями и т.д., вплоть до полка. День рождения дятлов — пятница. Переносимая дятлом доза — 250 децибелов, либо 40 рентген, либо 150 вольт, либо 4 пинка.
   В литровой банке дятла утопить невозможно. Дятел-самец, выполненный из железобетона в масштабе 32:1, является наилучшим памятником тестю. 200 дятлов, склеенные встык в виде сплошной панели, представляют собой роскошное зрелище.
   Испанский храмовый дятел является единственной в мире жующей птицей, а его самка, согласно поверью, способна высовываться из дупла на три четверти.
   Живой дятел отличается от обычного температурой и работоспособностью. Подземные дятлы долбят в полной темноте, с закрытыми глазами, по памяти. Их предками были упавшие в колодец подбитые дятлы.
   Отдельного вида бешеных дятлов не существует, однако количество таковых в любой популяции — 77%. Розовый поющий дятел, как и его пляшущая разновидность, встречается в основном в местах скопления алкоголиков.
   Почти все городские дятлы — одноразовые, с пластиковыми клювами 9 × 12 и изменяемой геометрией крыла. Промышленный пневматический дятел до сих пор вызывает споры среди орнитологов. В частности, подвергается сомнению его способность к воспроизводству, хотя в Кузбассе так называемые отбойные дятлы сидят в огромных количествах на всех деревьях и даже пользуются некоторыми гражданскими правами наряду с говорящими попугаями.
   Основной пищей дятлов всех видов является размоченная слюнями древесная долбанина. Описаны также случаи нападения дятлов на мешки с сахаром и фруктовые пироги. Друг другом дятлы, как правило, брезгают. Случаи конфликтов дятлов с людьми редки, однако в Поволжье следует опасаться темечкового дятла, жертвами которого становятся пожилые люди, пренебрегающие панамкой. Скорость полета такого дятла — 340 метров в секунду, он наводится на солнечный блик, не боится воплей и всегда доводит дело до конца. Полная противоположность ему — безмятежный пуховый дятел, живущий, как правило, в зарослях ландышей и незабудок. Он, в сущности, не является птицей, так как проводит всю жизнь сидя, из-за чего его крылья срослись, образовав пальто, а клюв имеет только нижнюю половину. Кормится подаянием.
   Выраженной иерархии среди дятлов не наблюдается, хотя крупный дятел запросто может издолбить мелкого. В случае внешней угрозы колония дятлов не изученным пока образом выделяет из себя начальника и обороняется под его руководством. После отражения угрозы такой дятел становится пеликаном и покидает колонию.
   Срок полного созревания дятла в яйце — две недели с момента удара об пол дупла. Маленький дятел сидит тихо и жрет все, что ему подают. Основная ошибка дятлов — внутридупловый перекорм, из-за которого гибнут многие так и не сумевшие выбраться наружу молодые птицы.
   Ручной дятел — явление столь же редкое, как и ножной, потому что приручить дятла можно только тремя ныне забытыми старинными словами. Домашний дятел хранится завернутым в мягкую портяночную материю и при бережном обращении не просыпается.
   В древности на Руси дятлы служили в княжеских банях ходячими вешалками для белья, толченые и квашеные дятлы украшали любое застолье, а редкостный по красоте двуглавый дятел послужил прототипом нашего нынешнего герба. И последнее. Если на каком-нибудь карнавале вы оденетесь дятлом — вас ждут слава, успех и большая удача в любви.
   Рекомендованная литература
  1. Комиссары леса. — М., 1962.
  2. Hаш маленький гвоздила. — М., Детгиз, 1956.
  3. Птица против танка. — М., Воениздат, 1982.
  4. Дурашка с клювом. — М., Кунилингус, 1994.
Текст публикуется по Русский журнал

Дятел

Картинка: Дятел

   Дятел — птица. Качество дятла определяется тем, как он долбит
   Ещё в древности дятлам нашли массу применений. Стаи специально обученных дятлов использовали в период позднего палеолита для охоты на мамонтов. В итоге мамонты были задолбаны до вымирания. Дятлы с особой формой клюва использовались шумерами в качестве пишущей машинки. В средние века дятлы были повсеместно признаны священными животными. После того, как выяснилось что папа Задолбал I был на самом деле дятлом, всех пап перед избранием проверяют на наличие крыльев. В память об этом происшествии папы носят теперь красную шапочку. В индустриальную эпоху, в первых телеграфных аппаратах вместо электромагнитов использовали дятлов. При правильном подключении, для работы дятла достаточно тока в десятки раз меньшего чем для питания электромагнита. Впоследствии от дятлов отказались из-за низкой отказоустойчивости. Для улучшения качества дятлов долго и нудно селекционировали. После многих веков дятловодам удалось вывести перфоратор, отбойный молоток, паровой молот и машину для забивания свай. Распространенное мнение, что дятлы погибают от сотрясения мозга, не соответствует действительности, поскольку, согласно новейшим исследованиям, мозг у взрослых особей за ненужностью отсутствует, рассасываясь еще в молодом возрасте. На самом деле, дятлы, как правило, погибают, задолбавшись до истощения. По непроверенной информации, дятлы, которые не задолбались, являют собой особый отряд — Retarded Woodpeckers. Соревнуются дятлы в изготовлении корявостей методом долбления окружающих предметов. Победителем считается тот, кто потратил свои силы и время наиболее бессмысленно. Считается что чуть более, чем половина постсоветских хоббистов — дятлы. Остальные — их классовые враги. Готовый продукт создать дятел не способен, хоть и обладает жадностью и энтузиазмом, но не связанными логической цепочкой. Известно множество случаев воспитания детишек дятлами. При этом, дети как правило также вырастают дятлами, см. например Джордж Буш-младший, академик Лысенко, батька Лукашенко, а также великий скульптор Церетели.
Малоизвестные факты
✓ Пердятел — единственная в природе реактивная птица.
✓ Рыдятел — тоскливая причитающая птичка, селится возле сиротских домов и кладбищ.
✓ Тётел — самка дятла.
✓ Долбодятел — особая разновидность дятла. Она стала известна благодаря каналу MTV.
В окончательной версии системы Windows Apocalypse дятел Вуди заменит всем осточертевшую собачку в окне поиска, отвечая
   Ха-ха-ха-хаа-ха, по вашему запросу ничего не найдено!
   в большинстве случаев.
Один из титулов Туркменбаши переводится как непревзойденнейший дятел поднебесной.
Video Kids — единственная в истории музыкальная группа, состоявшая целиком из дятлов.
Чтобы не дать заболевшему дятлу умереть с голоду, надо регулярно колотить его головой об дерево.
КПД дятла на воздухе очень низок, для увеличения КПД, дятла помещают в вязкую среду, компенсацией к уменьшению амплитуд беспорядочных движений, является снижение частоты долбёжки и возрастающая монотонность ударов.
Нестабильность кристаллического дятла может быть объяснена лишением его подвижности, ведущиеся работы по выращиванию жидких кристаллов призваны подтвердить или опровергнуть эту гипотезу.
Заметить дятловода можно по его патологической тяге к собиранию винных пробок, необходимых в огромных количествах для безопасных транспортировок птиц.
При частоте долбёжки 1000 уд./мин. наблюдается легкое задымление в области соприкосновения фронтальной части дятла и новоиспеченном отверстии в древесной коре.
Мало кто знает, что существует особая разновидность дятла — долбодятел. Он стал известен благодаря каналу MTV.
Мировым лидером дятлов является Джордж Буш-младший. Он был избран на Мировом конгрессе дятлов в Долбодятинсе, штат Техас, в 1485 году после нашей эры. Также по совместительству занимает пост президента малоизвестной страны США.
Известны случаи воспитания дятлами детёнышей иных биологических видов, что приводит к трагическим последствиям. Найденный геологами в горах Алтая в 1956 детёныш вида Homo Sapiens через три дня задолбал всю экспедицию своим черепом.
    Чтобы заставить дятла задолбать самого себя, потребуется очень быстрый и ловкий комар. Дятел оборудован клювом. Клюв у дятла казенный. Он долбит. Если дятел не долбит, то он спит либо умер. Hе долбить дятел не может. Потому что клюв всегда перевешивает. Когда дятел долбит, то в лесу раздается. Если громко — то, значит, дятел хороший. Если негромко — плохой, негодный дятел.
Текст публикуется по Абсурдопедия

Максим Агаджанов. Физика в мире животных: дятел и его отбойный молоток

Картинка: Дятел

   Дятлы — крупное семейство птиц, в которое входит 233 вида. В большинстве случаев дятлы обитают в лесах. Это лазающие древесные птицы, которые летают, хотя и не очень хорошо. Подавляющее большинство представителей семейства отличаются от других птиц необычным долотообразным клювом. С его помощью дятлы долбят кору и сердцевину дерева, стараясь найти основную свою пищу: насекомых и их личинок.
   Свой крепкий клюв дятлы используют не только для добычи пищи, но и для создания гнезд, которые обычно устраивают в дуплах деревьев. Стучат по дереву дятлы и для связи друг с другом. Весной самцы многих видов дятлов барабанят клювом по сухим деревьям. Такие трели, наверное, слышали многие читатели.
icon: Next