Культ Свидетелей Лженоса

Нос — это мистификация

Geek chick

УДК 089.5

Картинка: Нос - это мистификация

Помните в яслях нас учили, что у человека на лице есть глаза, нос и рот? Так вот – нос это мистификация.

Разберемся, почему.

На самом деле носа не существует. Просто мозг человека устроен таким образом, что он достраивает в зеркале изображение, чтобы вы не сошли с ума от когнитивных противоречий. Можете дотронуться до носа? Это тоже хитрый трюк мозга, посылающего осязательные сигналы.

Почему так происходит? Нос действительно существовал как орган у людей примерно до I века н.э, но потом отмер как атавизм. Но так как нос слишком плотно вошел в человеческую культуру и психику, мозг выработал защитный механизм, обманывающий нас и говорящий, что нос есть.

Доказательств нереальности носа масса. Например, очень многим людям не нравится их нос и они буквально не понимают что с этим делать. Все потому, что они подсознательно чувствуют, что его нет.
Многим художникам знакомо то чувство, когда ты рисуешь персонажа без носа, и получается милое лицо. Как только пририсовываешь нос, картинка портится.
Картинка: Нос - это мистификация

История человечества знает массу неочевидных доказательств мифичности носа. А все потому, что люди всегда несознательно стремились от него избавиться. Вспомним знаменитого Сфинкса.
Картинка: Нос - это мистификация

Сифилис на самом деле не страшная болезнь, а регуляционный эволюционный механизм, призванный примирить человека с отсутствием носа. Увы, человеческое сознание слабó и продолжает бороться за нос – лишившись воображаемого носа, сифилитики нуждаются в искусственных носах.
Картинка: Нос - это мистификация

Пожалуй, из всех народов мира, ближе всего к ощущению истины азиаты, а именно японцы. Не удивительно, ведь в аниме носы героев исчезающе маленькие, либо их вовсе нет!
Картинка: Нос - это мистификация
Картинка: Нос - это мистификация

Некоторым выдающимся умам и деятелям искусства интуитивно удавалось приблизиться к тайне носа. Один из них Николай Гоголь и его разоблачительное произведение Нос. Классик пытался донести до нас правду!

Существует множество поговорок и крылатых выражений, в которых наличие или демонстрация носа носит отрицательный характер.
     ✓ оставить с носом,
     ✓ показать нос,
     ✓ задирать нос.
     ✓ совать нос куда не следует.

Совпадение? Не думаю! Когда же человечество стряхнет с себя оковы лжи? Увы, мистификация носов очень выгодна огромным корпорациям по производству капель для носа, носовых платков, а также оказывающих услуги септума.

Как верно заметили в комментариях мои коллеги, корпорации по производству очков тоже в этом заговоре.

Но человек — великое творение природы, адаптирующееся к любым условиям. Веками люди подсознательно пытаются избавиться от мнимого носа, запихивая в него табак, наркотики, разбивая его друг другу и об поверхности.

Кстати масоны сто процентов в курсе этой тайны. Иначе бы на их символе был бы нос, а не глаз.
Картинка: Нос - это мистификация

Кибержрица приводит главное доказательство отсутствия носа:

     Ну и самое главное — человек не видит его постоянно! Свой собственный нос! Он видит его только тогда, когда вспоминает о нем! Какие еще доказательства вам нужны?!

Еще один яркий пример из литературы.

Как известно, когда Пиноккио врал, у него рос нос. Так автор пытался провести параллель между ложью и лживостью носа.

Кстати, размер мнимого носа – это индикатор уровня вашего просветления. Чем больше нос, тем больше вы заблуждаетесь!

Автор благодарит за то, что выделили время на прочтение этой важной информации. Если хотите знать больше, присоединяйтесь к моему культу Свидетелей Лженоса.

Текст публикуется по Твиттер

Игорь Иванов. Обнаружены коллективные эффекты в поведении физиков-теоретиков

Картинка: Временная зависимость числа публикаций в ответ на очередную сенсацию

     Временная зависимость числа публикаций в ответ на очередную сенсацию. Показаны лишь некоторые из рассмотренных в статье примеров. Верхний ряд: двухфотонный пик, дибозонный всплеск, сообщение BICEP2; нижний ряд: гамма-сигнал из центра галактики, сверхсветовые нейтрино на OPERA и Wjj-аномалия в детекторе CDF. Последние два графика демонстрируют иной тип отклика. Графики из обсуждаемой статьи.
 
     Давно известно, что физика может эффективно описывать поведение большого коллектива объектов — при условии, что эти объекты однотипны и примитивны. Законам статистической физики подчиняются даже некоторые биологические системы, например культура бактерий. Недавно мировую общественность всколыхнула публикация, демонстрирующая, что эти условия — однотипность и примитивность — могут выполняться и для больших коллективов физиков-теоретиков. Экспериментальные данные убедительно показали, что их публикационная активность в ответ на внешний стимул представляет собой когерентный всплеск удивительно стандартной формы. Новая работа заставляет нас переосмыслить истинную природу физиков-теоретиков.

 

     В физике есть большой раздел, изучающий поведение не отдельных объектов, а больших коллективов однотипных частиц. Такой подход особенно эффективен, когда каждый действующий агент достаточно примитивен и не выделяется среди остальных. В этом случае индивидуальные траектории и характеристики отдельных частиц становятся несущественными, а на первый план выходят коллективные типы движений и коллективные параметры. Связями между ними и занимается статистическая физика.
     Самый простой пример — это обычный газ, при описании которого нас интересует не хаотичное движение отдельных молекул, а их суммарный эффект, например температура и давление. На внешнее воздействие этот коллектив тоже отзывается очень простым способом: например, в газе бежит звуковая волна. При этом отдельные частицы в коллективе не обязательно должны быть бездушными молекулами. Это могут быть и живые организмы. Главное требование — чтобы они были достаточно примитивны, и тогда их коллектив можно описывать методами статфизики. Про один такой пример мы писали в новости В живой конденсированной среде существуют особые фазовые переходы.
     В недавнем препринте A Theory of Ambulance Chasing исследователь Михайло Бакович из Лувенского католического университета сообщает о шокирующих результатах многолетних наблюдений, которые расширяют границы применимости этого подхода. Оказывается, условие достаточной примитивности выполняется даже для вершины биологической эволюции — физиков-теоретиков, а точнее, их подвида, специализирующегося на элементарных частицах. Его исследование показало, что коллектив этих действующих агентов может достичь состояния максимальной информационной когерентности — и тогда любое внешнее воздействие на него будет приводить к однотипному отклику, описываемому в терминах пуассоновского процесса и подчиняющемуся простым формулам.
     Основанием для такого вывода послужили несколько экспериментов, которые сама природа провела с теоретико-физическим сообществом. За последнее десятилетие в мире элементарных частиц несколько раз возникали неожиданные сенсации, когда экспериментаторы объявляли об обнаружении неизвестного ранее эффекта. Это, например, сверхсветовые нейтрино на OPERA, сообщение BICEP2 о регистрации первичных гравитационных волн и совсем недавний пример — загадочный двухфотонный пик, найденный на Большом адронном коллайдере.
     Измерения показали, что вслед за каждым таким внешним воздействием в среде физиков-теоретиков возникал однотипный коллективный отклик — всплеск публикационной активности характерного профиля. Графики здесь показывают число публикаций, посвященных очередной сенсации, как функцию времени. Высота всплеска и период затухания зависели от интенсивности стимула, но профили повторяли друг друга. Всё разнообразие откликов сводилось к двум типам поведения — со степенным и экспоненциальным угасанием интереса; их примеры приведены на рисунке.
     Надо сказать, что примеры спонтанно слаженного поведения среди достаточно развитых животных были известны и раньше, см., например, новость «Чувство кворума»: принятие коллективных решений в макро- и микромире. Но сейчас смазывание индивидуальных степеней свободы в примитивный коллективный отклик было продемонстрировано для объектов, которые традиционно считались невычислимо сложными.
     В свете новых данных возникает очень любопытный вопрос: что и с какой целью производит коллектив физиков-теоретиков в спокойное время, в отсутствие внешнего стимула? Здесь тоже есть параллели из биологии. Например, совсем недавно было открыто, что полимераза POLA1 в свободное от основной работы время синтезирует нуклеиновый белый шум, короткие безвредные ДНК:РНК-комплексы, и наполняет ими цитоплазму. Этот молекулярный шум нужен для того, чтобы не допускать ложного срабатывания внутриклеточной иммунной реакции; без него клетка, да и весь организм, начинает генерировать беспричинный иммунный ответ.
     Может быть, такой же механизм работает и в коллективах физиков-теоретиков? Уже давно накапливаются свидетельства в пользу того, что в спокойное время публикационная активность теоретиков хорошо описывается информационным белым шумом. Но если раньше цель этой деятельности была непонятна, то теперь можно предположить, что она направлена как раз на подавление ложного коллективного отклика. Действительно, если коллектив реагирует мощным публикационным всплеском на любое внешнее сообщение, то значит, он находится в критическом состоянии и готов генерировать такие всплески самопроизвольно, без какого-либо стимула. Публикационный шум требуется самому коллективу для подавления такой гиперчувствительности и удержания себя в мало-мальски адекватном русле.
     Все эти волнующие предположения исследователям еще только предстоит проверить. К счастью, статистическая выборка большая и постоянно пополняется новыми элементарными агентами. Так или иначе, новая работа изменяет наш взгляд на природу и эволюцию физиков-теоретиков: мы наткнулись на какие-то глубинные законы, управляющие их поведением и переводящие их в состояние максимальной индивидуальной простоты и коллективной когерентности.
Текст публикуется по Элементы.ru

Михаил Соколов. Литературные вкусы профессиональных групп в России

Картинка: Литературные вкусы профессиональных групп в России

     На картинке близость профессий соответствует близости литературных предпочтений. Красные соответствуют кластерам вкусов из одного из предыдущих постов, каждый обозначен именем самого популярного автора. Кодировка профессий велась по универсальному классификатору профессий ISCO-88, # означает другой — скажем, из квалифицированных рабочих в целом удалось выделить строителей, а все остальные были записаны в другой рабочий. Группы на картинке включали не менее 100 индивидов.
     Картинка, мне кажется, станет понятнее, если мысленно провести ось из правого верхнего угла в левый нижний. Она будет точно соответствовать доле людей с высшим образованием среди читателей книг, принадлежащих к данному кластеру – минимальная среди читателей Донцовой и Бушкова, максимальная – среди читателей Пушкина и Маркеса. Тогда все наше скопление точек станет треугольным и станет видна первая интересная вещь, которую я, по правде сказать, очень надеялся увидеть – доказательство того, что оппозиция хорошего и плохого вкуса совпадает с осью дугласовской высокорешеточной и низкорешеточной культуры – чем выраженнее в аудитории какого-то произведения преобладают мужчины или женщины, тем худшим вкусом оно считается.
     Хороший вкус соответствует культурному унисексу слева и внизу. Чем точнее по содержанию книжной полки можно сказать, какого пола и возраста читатель, тем ниже этот набор, видимо, оценивается с точки зрения вкусовой иерархии. Что понятно, если учесть, что находящиеся на дне авторы представляют собой что-то типа социальной порнографии, поощряющей читателя предаваться разнузданным социальным фантазиям о статусе, могуществе, знаменитости и жизни, полной приключений – а такие мечты обычно четко различаются в зависимости от демографических характеристик потребителя.
     Отчетливо видны три уровня – the good, the bad and the light, где light соответствует чему-то нестыдному.
     Вторая интересная вещь гораздо неожиданнее – это какие профессии где находятся. Самые высокие баллы по шкале литературных вкусов получают writer и перевод – довольно логично. Следующими, однако, оказываются инженеры, техники и другой нефизический труд.      Отчасти это может быть эффектом возраста – похоже, молодые люди особенно интенсивно инвестируют в высокую культуру, а потом вкус постепенно ухудшается – при этом, они покидают вспомогательные занятия и становятся, например, из лаборантов научными сотрудниками. Тем не менее, эти занятия опережают ассоциирующиеся с ядром интеллигенции – учеными и artists. библиотекарями. Шокирует положение двух групп – университетских преподавателей и, особенно, врачи. Интересно, что юристы оказываются больше похожи на богему, чем на врачей и бухгалтеров.
     Различия масштабные – для врача в четыре раза более вероятно взять Донцову, чем для переводчика, а для переводчика – в два раза более вероятно взять обобщенного Пушкина.
     В целом, как наши социологические представления о типичных занятиях носителей классовых вкусов, скалькированные из Бурдье, так и обывательские представления о настоящей интеллигенции, состоящей из врачей, учителей и библиотекарей, оказываются чем-то далеким от реальности. Кажется, что граница проходит каким-то гораздо более причудливым образом…
Текст публикуется по Facebook

С. Транковский. О математике и математиках с иронией и любовью

     Много лет назад настоящий ажиотаж вызвал сборник забавных историй, пародий и шуток на научную тему — Физики шутят. Сборник с неизменным успехом выдержал несколько переизданий, но представители других областей науки желания пошутить за это время так и не проявили. Замечательная книга английского математика Дж. Литлвуда Математическая смесь хотя и содержит несколько забавных историй, но предназначена все-таки для специалистов. Пробел в какой-то мере восполнила книга петербургского математика И. Славутского И в шутку и всерьез о математике. В какой-то мере потому, что только часть ее разделов можно озаглавить Математики шутят. Наряду с ними в книге есть серьезные рассуждения о путях науки и воспоминания о судьбах — далеко не легких — товарищей и коллег.
     Книга являет нам пример того, что даже самая серьезная наука может дать пищу для шуток, иронии, забавных и поучительных историй, интересных не только математикам. Ибо, как сказал Дж. Литлвуд. Омрачает впечатление от книги только невероятное количество опечаток.
     Публикуем несколько забавных историй из книги И. Славутского.
     Шестидесяти лет от роду Гаусс стал изучать русский язык и уже через два года смог не только прочесть работы Лобачевского, но и бегло говорить по-русски, а также читать в подлиннике Пушкина. Особенно нравился ему Борис Годунов.
 
     Р., профессор ЛГУ, приходит в школу, где обучается его дочь. В беседе с учительницей математики он жалуется на бестолковость своего чада. Тактичная учительница всячески его успокаивает, мол, обыкновенный ребенок, и какая уж особая «толковость» может быть в восемь лет…
     — А вот позовите-ка разумного одноклассника, — настаивает отец, — и я Вам покажу разницу!
     Учительница — разговор идет на перемене — выхватывает из стайки проносящихся детей мальчонку с ясными глазенками, и профессор, в те годы человек не старый, обращается к нему без предисловий:
     — Скажи, пожалуйста, сколько ватт в киловатте?
     Мальчишка смущенно пожимает плечами и говорит:
     — Я не знаю, что такое ватт… Но килограмм содержит 1000 граммов. Наверное, в киловатте 1000 ватт…
     — Вот видите! — торжествующе кричит отец девочки, отпустив сбежавшего с облегчением парнишку. — Моя дура начала бы реветь: мы этого не проходили, учительница не объясняла… Вот в чем разница!
     Ректору Ленинградского университета известному геометру профессору А. Д. Александрову на стол легло заявление
     Прошу принять меня в оспирантуру
     В ответ он наложил резолюцию атказать.

Текст публикуется по Наука и жизнь

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.