Общая теория спора

УДК 303.039.3

Иконка: Аннотация Владимир Пинаев

Любой спор развивается от сложного к простому и от разума к сердцу.

Спор имеет пять стадий.

1. Стадия преткновения. На данном этапе, оппоненты выясняют, что существует проблема, в которой их мнения расходятся. Тем самым, образуется некое пространство спора.
     2. Стадия объективного несогласия. Оппоненты начинают доказывать свою правоту, прибегая к опыту человечества. В ход идут любые знания, полученные из посторонних источников. Стадия заканчивается тогда, когда оппоненты исчерпывают запасы знаний.
     3. Стадия субъективного несогласия. Исчерпав знания, спорщики начинают объяснять свою позицию, прибегая уже к аргументам, порожденных собственным опытом. Появляется некоторый эмоциональный момент. Доводы и контрдоводы, начинаются со слов:

     Я думаю…

или

     Мне не нравится то, что…

     4. Стадия меряния Дао. Оппоненты утверждают, что они правы потому, что прожили жизнь и что-то в ней сделали. Например:

     Молодой человек! У меня два высших образования, а вы учите меня вскапывать грядки!

Логика уже полностью отсутствует, спор ведется от сердца.
     5. Стадия дзенского спора. Именно тут со спорщиками случается озарение и они понимают, что любой спор сводится к одному доводу и одному контрдоводу. Причем, по сути они одинаковы. Более того, оппоненты осознают, что именно отсюда следовало бы и начать выяснение отношений, сохранив много бесценного времени. Все равно, друг друга не переубедишь! Открывается картина идеального спора, его квинтэссенции. Это выглядит так:

Сходятся двое или несколько.

Первый: Пошел на Картинка: х!

Второй: Сам пошел на Картинка: х!

Третий: Оба пошли на Картинка: х!

…: На Картинка: х!

…: На Картинка: х!

Все пожимают друг другу руки и расходятся довольные.

Текст публикуется по Livejournal

Послесловие редакции

     Уже неоднократно редколлегия ТЧК сталкивается с преемственностью в паранауке. Так было с отцом и дочерью Прилуцкими, Леонидом Ярмолинским, Анной Гордеевой и Натальей Похиленко.
     Так случилось и сейчас. Примерно в одно и то же время — в начале мирового экономического кризиса — возникла общая теория спора. Владимир Пинаев, независимо от Леонида Каганова, Legala и 8ерессы ссылается на достижения в алфавитологии.

     Редакция ТЧК в очередной раз ставит вопрос перед научным сообществом о признании паранаучных методов исследования таких областей знания, как экономика труда, мускэлефология и алфавитология. Наши исследователи имеют достаточно знаний и обладают богатым жизненным опытом для развития тех наук, которые они придумывают в соответствии с теорией теорий и девизами нашего top1 в мире викиучного интернет-журнала!
Картинка: Без мата     И новость последнего часа. Елена Грудзинская поделилась ссылкой на theRunet. Оказывается, еще в апреле 2013 Федеральная служба по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций дала определение мата и научила СМИ, как обходить щекотливые моменты в общении с народом. Например, вместо Картинка: Буква разрешается формулировка слово на букву Б.
     В связи с этим редакция ТЧК обращается к научному сообществу с предложением написать открытое письмо в Роскомнадзор о введении в обиход научных достижений в алфавитологии. Это позволит заменить фразу из 15 символов слово на букву Б одной новой буквой. На основе исследований молодых ученых мы также имеем предложения, как заменять слова на буквы Картинка: Буква и Картинка: х. Это повысит экономическую эффективность, особенно печатных СМИ вследствие значительного сокращения полиграфических расходов. В масштабах страны, большинство населения которой исконно выражает свои мысли корреспондентам газет и журналов именно таким языком, экономия на краске для печати может составить значительную величину.
Картинка: Матиос
     С двойственным чувством редакция ТЧК восприняла новость о том, что государственные мужики бабы слишком буквально восприняли общую теорию спора и наши новости алфавитологии: с одной стороны нас одолела гордость, что мы находимся на гребне развития науки, а с другой, — мы раздосадованы тем, что наши народные избранники слишком буквально восприняли научные достижения, заказав для себя спецодежду с надписью, содержащей букву Картинка: х
     Мы не смогли пройти и мимо новости в Грани.ru о включении в
     ✓ английскую;
     ✓ белопусскую;
     ✓ болгарскую;
     ✓ вьетнамскую;
     ✓ литовскую;
     ✓ сербскую;
     ✓ турецкую;
     ✓ украинскую;
     ✓ французскую;
     ✓ чешскую;
     ✓ эстонскую
     википедии статьи Путин — Картинка: хло.
     В связи с трудностями транскрипции буквы Картинка: х в неславянских языках редакция ТЧК берет на себя смелость предложить
     ✓ английским;
     ✓ вьетнамским;
     ✓ литовским;
     ✓ турецким;
     ✓ французским;
     ✓ чешским;
     ✓ эстонским
     алфавитологам также ввести в обиход эту букву, наделавшую много шуму в постсоветском обществе. Это позволит унифицировать транскрибирование русских текстов, содержащих ненормативную лексику, без которой в последнее время трудно обходиться в освещении событий на 1/6 части земной суши, когда-то называвшейся СССР… Правда, западные алфавитологи должны учитывать смелые ответные действия Роскомнадзора по блокированию этих википедий…
     В ответ на это мы призываем: Алфавитологи всех стран, соединяйтесь!

Владимир Пинаев. Про киви

_Писанина
     Кто из нас, поедая ароматную мякоть киви, задумывается о том, откуда оно взялось и как попало к нам на стол? Наверное, немногие, потому что рыться по энциклопедиям – занятие, не слишком-то способствующее хорошему аппетиту.
     А было все так…
     В начале двадцатого века, сильный шторм принес к изумрудным берегам Новой Зеландии двух карликовых пингвинов. Волны выбросили перепуганных птиц на берег. Спасаясь от разгула стихии, они бежали прочь от моря. Шторм скоро закончился, выглянуло жаркое солнце. Бедняги, непривычные к подобным условиям, нашли укрытие в густой ботве цветущего картофельного поля.
     Пингвины были разного пола и под сенью мохнатых картофельных листиков, самец начал любовную игру с самкой, которая скоро капитулировала перед его обаянием. Птицы предались любви, и кульминация акта оказалась столь сильна, что оказались забрызганы близлежащие кустики картофеля.
     Семя попало на пестики цветков. Оказалось, что сперма карликового пингвина, прекрасно может оплодотворить картофель. Почему это произошло, официальная биология до сих пор толком не объяснила. Хотя есть некоторые подозрения, что пингвин и картофель генетически совместимы.
     Птицы ушли с поля ночью, и, по всей видимости, вскоре погибли где-то на острове. А вот картофель, оплодотворенный пингвиньим семенем, дал очень необычные плоды. Это были небольшие птички черного цвета с зеленым отливом. Некоторое время они росли на кусте, питаясь через плодоножку. Потом оторвались, и начали вести автономное существование.
     Картофельные пингвины были неприхотливыми с точки зрения питания и малозаметными. Их главными врагами, стали травоядные животные, полагавшие, что эти верткие птички – растения. А вот хищники по той же причине, не обращали на картофельных пингвинов никакого внимания.
     Картофельные пингвины и стали родоначальниками киви. В течение нескольких десятилетий они скрестились с местными нелетающими птицами. Это привело к уменьшению размера особи до приблизительно десяти сантиметров в диаметре, а также – к перемене цвета на коричневато-зеленый. Перьевой покров тоже изменился – теперь он напоминал короткую жесткую шерсть.
     Одной из интереснейших черт карликового киви, является его способ размножения. Ввиду того, что плоды картофеля – суть ягоды, яйца киви после спаривания зарождаются в организме, как многочисленные своеобразные опухоли. Мы с вами, можем их видеть, когда разрезаем киви. Это то, что по ошибке принимается за семена. Если киви не убить, то яйца разрастаются, давят изнутри, и в один прекрасный момент, птица лопается, разбрасывая их в радиусе нескольких метров. Примерно через три дня, вылупляются птенцы.
     Самое любопытное, что если попытаться вырастить яйцо убитого и вымоченного киви, из него проклюнутся вполне обыкновенные ростки. Все-таки, очень много есть в организме этих птиц от пращуров-растений.
     Промыслом киви съедобных, впервые занялись в тридцатые годы. Оказалось, что если поймать такую птицу, отрезать ей ноги, голову, хвостик и рудименты крыльев, а потом выдержать в воде три недели, у нее полностью растворятся кости, мясо приобретет зеленый цвет, очень приятный кисло-сладкий вкус, аромат, напоминающий крыжовник, и будет пригодно в пищу сырым.
     Экспорт съедобных киви, стал одной из важнейших статей дохода Новой Зеландии. Птичек равно охотно покупали для своего стола и простые люди, и толстосумы с многомиллионным доходом. Проблемы появились только с возникновением организации Гринпис, возмутившейся жестоким обращением с птицами. Избегая гнева общественного мнения, новозеландские киви-фермы перешли на нелегальный режим, а птиц стали вывозить под видом фруктов. Более того, для маскировки истинного способа производства деликатеса, из Китая завезли актинарию – растение, чьи плоды очень напоминали киви, но были значительно меньше размером. Новозеландцы объявили, что они вывели культурную разновидность актинарии, и отныне торговле птицами не мешало ничего.
     Вот такая история у экзотического, но совсем привычного киви.
Текст публикуется по Livejournal

Случай с Менделеевием

     Дело было не то в Европии, не то в Америции, а не то в Индии. Собрались однажды мы с Берклием и Бором на его фермий. Сидели, икалий. Тут нам Бор и скандий:
     — Чего без кислорода сидеть, и так сера на душе. Давай по рубидию скинемся.
     Закриптонили мы:
     — Уран! Уран!
     Все радий: ну какой Бор технеций, одно слово – титан.
     Но тут Берклий нам скандий:
     — Я неодим, я с Галлий.
     Бор ему:
     — Раз неодим, давай два рубидия!
     — и мне подмарганец. Берклий жмется:
     Бор ему:
     — У меня одна медь астат, аргентум весь кончился.
     Но я знаю, что у него полный карбон рубидиев, и как самый актиний у него иттербий:
     — Платина, – говорю, – и все тут!
     А Берклий свое:
     — Что я, гольмий должен с фермий уходить?
     С большим трудом палладий.
     — А кому бежать?– кричит Берклий, – я-то совсем хром.
     — Не барий, сбегаю
– скандий Бор, сбериллий рубидии, сунул себе под мышьяк и побежал.
     А Берклий радон как торий. Сидим мы, кюрий, ждем Бора. Прошел церий час, уже половина осьмия. Вдруг слышим:
     — Аурум, аурум!
     Я говорю:
     — Никак Бор?
     — а Берклий: -Нет, неон
     Гадолиний мы, гадолиний, кто бы это мог быть. А Берклий тем временем в углу с Галлий, рука на таллий, что-то ей про Франций залитий, старый плутоний. А она ему на шее висмут.
     Тут опять слышим:
     — Аурум, аурум!
     Выходим мы и видим – бежит Бор, а за ним – соседский кобальт Аргон и гафний на него. Догнал он бора и уксус его за мышьяк, где наши рубидии лежали. Но наш Бор парень – железо, не уступает:
     — Сурьма, – кричит, — свинец, празеодим проклятый!
     Тут Бор совсем лютеций стал. Руками машет, орет:
     — Кто мне рубашку латан будет?
     Смотрим, а наши рубидии уже у кобальта во ртути. Я к нему:
     — Аргончик, скажи гафний, скажи – кричит, — а он только сквозь зубы цезий: Р-р-р-р…
     А Берклий станнум на колени, подполз к Аргону, да как заорет:
     — Гафний!
     Ну и цирконий! Тут Аргон наши рубидии проглотил и бегом с фермий. Мы к Бору:
     — Полоний на место наши рубидии!
     А он:
     — Что я их вам, родий что ли?
     Плюмбум мы на него и ушли. Чтобы мы еще когда с Бором натрий соображали – никель!
Текст публикуется по Химия для абитуриента

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.