Лев и медведь: юмор в Войне и мире

УДК 82-311.6:398.223

Иконка: Аннотация Джефри Брукс

Перевод Дана Хазанкина
Картинка: Андрей Лукутин. Война и мир

Превращение в медведя богато возможностями — в сюжетной перспективе оно сулит трагедию, комедию либо, по меньшей мере, замешательство. Гера обратила свою соперницу в медведицу, чтобы та погибла от руки сына-охотника, но вмешавшийся Зевс развел мать и сына на безопасное расстояние, поместив в небе в качестве созвездий — Большой и Малой Медведицы. Даже в мифе перевоплощение в медведя — сигнал решительной перемены, создающей напряжение между персонажем и обстоятельствами. Эта суровая и гротескная метаморфоза в то же время комична, так что напряжение может получить юмористическое развитие.

Толстой не воспринимается как юморист. Между тем, он использовал юмор и был вовлечен в юмористический контекст того времени, на что редко обращалось внимание. Фигура медведя привносит в Войну и мир комическую ноту, которая дополняет образ главного героя. Она же, — вероятно, без умысла Толстого — инициировала комический диалог с современниками, которые, ухватившись за образ медведя, высмеивали роман, его героя и даже автора. Нынешний читатель Войны и мира, со всей серьезностью погружаясь в великую книгу, может и не догадываться, что для многих современников Толстого ее чтение перемежалось смешком и разглядыванием карикатур, пародировавших ключевые сцены романа.

 
 
 

Толстой обращался к различным видам юмора, распространенным в западной культуре, включая шутку, сатиру, пародию, иронию, водевиль и т.п. С античности виды юмора различались в зависимости от контекста и цели. Объединяющий друзей игровой смех весьма отличен от осмеяния, которое Стивен Холливелл в работе о греческом юморе определяет как смех презрения, превосходства или торжества, используемый для манифестации или разжигания вражды. Европейская юмористическая традиция в значительной части опирается на разные аспекты осмеяния и, восходя через Гоббса к страху древних греков оказаться объектом вражеских насмешек, может рассматриваться в терминах теорий превосходства и несовместимости. В современном контексте этому соответствует смех над неуместным или неестественным. Смех в кругу друзей — это смех совсем иного рода; его будет правильно отнести к юмору, нацеленному на эмоциональную разрядку. В этом случае смех выступает как созидательное действие, призванное объединить шутника и аудиторию.

В то время когда писалась Война и мир, задиристые юмористические журналы были новым явлением в российской печатной жизни. Комизм установленных Толстым ассоциативных связей между Пьером и медведем хорошо соотносился с тогдашними культурными веяниями, но практически игнорировался последующей критикой.
Картинка: Пьер Безухов. Илл. М.С. Башилова

У Толстого нет ни грамма юмора. Сказано, возможно, слишком сильно, но различия действительно бросаются в глаза. Мольер высмеивает героя, который растит юную селянку вдали от мира с целью воспитать для себя безупречную жену — и в итоге узнает, что та завела любовника. Средних лет герой Семейного счастия тоже растит себе идеальную жену, но его неудача, в отличие от неудачи мольеровского Арнольфа, имеет скорее трагический характер как для невинной воспитанницы, так и для несостоявшегося жениха. Столь же сомнительная партия описана Толстым в Казаках, но комический потенциал опять же не используется. Дворянин Оленин отказывается от возможной женитьбы ради военных приключений на Кавказе, влюбляется в местную девушку, мучительно обдумывает, как ввести ее в свою великосветскую жизнь, но оказывается отвергнут — поворот, который мог быть в высшей степени комичным, однако подается разве что с налетом иронии. Подобные мезальянсы не раз высмеивали Островский, Гоголь и Салтыков-Щедрин; тот же печальный сюжет с сочным комизмом живописал Павел Федотов. Их критический настрой был очевиден. Здесь можно вспомнить комедию Островского Бедность не порок, в которой богатый отец замышляет выдать дочь за старого купца, или цикл написанных незадолго до освобождения крестьян очерков Салтыкова-Щедрина и его короткую пьесу Выгодная женитьба — все на ту же тему. Сюда, разумеется, относится и знаменитый Неравный брак художника В. Пукирева, изображающий венчание стареющего чиновника и совсем юной невинной девушки: отталкивающий священник выступает пособником в этом неблаговидном деле, а на заднем плане шепчутся циничные наблюдатели.
Картинка: Илья Репин. Лев Толстой, пишущий за круглым столом в Ясной Поляне

Если в принципе допустить наличие юмора у Толстого, можно заметить, что он не чужд мягкой иронии — например, в Детстве, где его старый учитель-немец изображен комически, но в то же время с симпатией. Толстой также наследовал главной традиции русского литературного юмора — насмешке и сатире, доходящим порой до жестокости. Гоголь, Островский и Салтыков-Щедрин нередко высмеивали протагонистов без капли сочувствия, которое обнаруживал более тонкий юмор Пушкина. Достоевский очень язвителен в Селе Степанчикове и его обитателях, a и еще в нескольких вещах — хотя он умел вызвать у читателя и сострадательный смех. Так или иначе, у В. Проппа, исходившего из русской культурной ситуации, были все основания описать насмешливый смех как наиболее распространенный и часто встречающийся. Толстой ценил такой юмор. Он несколько раз упоминает Островского в дневнике за 1857 год и пишет напротив фамилии Салтыкова-Щедрина: талант, серьезный.

Толстой попробовал себя в сатире вскоре после начала работы над Войной и миром, но с малым успехом. В 1864 году он написал Зараженное семейство, едкую, но не очень сильную пьесу про женскую эмансипацию, в некотором роде восходящую к бурно обсуждавшимся тургеневским Отцам и детям. Ее действующие лица — старомодная помещичья пара, их наивная дочь, грубый сын, учитель сына, эмансипированная бедная родственница и непорядочный ухажер. Мудрая нянечка не устает повторять, что ухажеру приданое дороже, чем золотой характер нищей родственницы, и оказывается права.
Иконка: К содержанию

Джефри Брукс. Лев и медведь. Страницы   1   2   3   4   5   6

Список использованной литературы

  1. Статья основана на докладе, прочитанном на международном симпозиуме, проходившем в Нью-Йорке 14 — 17 октября 2010 года и посвященном столетию со дня смерти Л.Н. Толстого. Расширенный вариант статьи будет опубликован по-английски в книге Tolstoy in the Twenty-First Century. Автор благодарит Эдиту Бояновску, Кэрен Брукс, Георгия Чернявского, Барбару А. Инжел и Инессу Меджибовскую.
  2. Halliwell S. Greek Laughter: A Study of Cultural Psychology from Homer to Early Christianity. Cambridge: Cambridge University Press, 2008. P. 25 — 26; см. также p. 29 — 30 — о жизненной силе, ассоциируемой с осмеянием; p. 244 — о порицании людей и вещей, считающихся позорными.
  3. Описание разнообразных теорий смеха можно найти в: The Philosophy of Laughter and Humour / Ed. John Morreall. Albany: State University of New York Press, 1987. См. также: Critchley S. On Humour. London: Routledge, 2002. P. 3 — 5; Billig M. Laughter and Ridicule: Towards a Social Critique of Humour. London: Sage, 2005; Berger P. Redeeming Laughter: The Comic Dimension of Human Experience. New York: Walter de Gruyter, 1997. P. 15 — 37.
  4. См., например: Costlow J. For the Bear to Come to your Threshold: Human-Near Encounters in Late Imperial Russian Writing // Other Animals: Beyond the Human in Russian Culture and History / Eds. Jane Costlow and Amy Nelson. Pittsburg: University of Pittsburgh Press, 2010. P. 77 — 94. Далее в книге медведь из Войны и мира тоже не упоминается. Пропп также обошел Пьера и медведя в главе Человек в обличье животного книги Проблемы комизма и смеха. Эпизод с медведем игнорирует даже Шкловский.
  5. Nivat G. La poétique de Léon Tolstoï // Histoire de la littérature russe. T. 3: Le XIXe siècle. Le temps du roman / Eds. Efim Etkind, Georges Nivat, Ilya Serman et Vittorio Strada. Paris: Fayard, 2005. P. 1235.
  6. О недобром смехе Гоголя и Островского пишет в Проблемах комизма и смеха В. Пропп. Гоголь использовал разные виды юмора, включая тот, который можно назвать смехом в кругу друзей. См.: Bojanowska E.M. Nikolai Gogol between Ukrainian and Russian Nationalism. Cambridge, Mass.: Harvard University Press, 2007. Бояновска различает у Гоголя юмор украинского и более позднего, русского, периода, см. p. 78 — 80, 83 — 88, 172 — 174, 220 — 222.
  7. Пропп В. Проблемы комизма и смеха. М.: Лабиринт, 1999. С. 150.
  8. Толстой Л.Н. Полн. собр. соч.: В 91 т. М.: Худож. лит., 1937. Т. 47. С. 150.
  9. Толстой Л.Н. Собр. соч.: В 22 т. М.: Худож. лит., 1982. Т. 11. С. 357.
  10. Там же. С. 359.
  11. О важности такого рода отступлений у Гоголя и Достоевского см. в особенности: Хапаева Д. Кошмар: Литература и жизнь. М.: Текст, 2010.
  12. Толстой Л.Н. Собр. соч. Т. 4. С. 22.
  13. Там же. С. 42.
  14. Там же. С. 47.
  15. О бандитах и бунте в связи с Толстым см.: Brooks J. How Tolstoevskii Pleased Readers and Rewrote a Russian Myth // Slavic Review. Fall 2005. P. 538 — 559; Idem. Il romanzo popolare in Russia: dalle storie di briganti al realismo socialista // Il romanzo / A cura di F. Moretti. Torino: Einaudi, 2002. Vol. II. P. 447 — 469.
  16. Толстой Л.Н. Собр. соч. Т. 4. С. 50.
  17. Там же. С. 68.
  18. Там же.
  19. Там же. С. 79.
  20. Там же. Т. 5. С. 47.
  21. Там же. Т. 4. С. 15.
  22. Там же.
  23. В искусстве существует почтенная традиция придания людям отчасти животного вида. См.: Kemp М. The Human Animal in Western Art and Science. Chicago: University of Chicago Press, 2007.
  24. Физиология Петербурга. М.: Советская Россия, 1984. С. 266.
  25. Толстой Л.Н. Собр. соч. Т. 5. С. 28.
  26. Lieven D. The Aristocracy in Europe, 1815 — 1914. New York: Columbia University Press, 1992. P. 139.
  27. Будильник. 1866. № 6. С. 24.
  28. Об аристократической гордости Толстого см.: Зверев А., Туниманов В. Лев Толстой. М.: Молодая гвардия, 2006. С. 222.
  29. См.: Шкловский В. Матерьял и стиль. С. 73.
  30. Шкловский В. Гамбургский счет. М.: Советский писатель, 1990. С. 68.
  31. См.: Шкловский В. Матерьял и стиль. С. 91.
  32. Шкловский В. Матерьял и стиль. Иллюстрация между с. 92 и 93. Шкловский поясняет:
    Из карикатуры мы видим ощутимость толстовских деталей.
  33. Он указывает на прием Лескова в Левше:
    Сказ дает возможность осуществить второе, ироническое восприятие якобы патриотической вещи.
    Гоголь аналогичным способом применял иронию по отношению к России. То же у Толстого в Войне и мире в отношении религии.
  34. Толстой Л.Н. Собр. соч. Т. 4. С. 41.
  35. Об этом аспекте юмора см.: Gantar J. The Pleasure of Fools: Essays in the Ethics of Laughter. Montreal: McGill-Queens Press, 2005. P. 112 — 129.
  36. Фрейд З. Художник и фантазирование. М.: Республика, 1995. С. 125.
  37. Искра. 1863. № 14. С. 200. К истории вопроса см.: Лемке М. Очерки по истории русской цензуры и журналистики XIX столетия. СПб.: Труд, 1904.
  38. Литература о юродивых обширна. См. в особенности: Иванов С. Блаженные похабы: Культурная история юродства. М.: Языки славянских культур, 2005; Панченко А.М. Смех как зрелище // Лихачев Д.С., Панченко А.М. Смеховой мир древней Руси. М.: Наука, 1976. С. 91 — 194; Черты юродивого находит в Пьере Эва Томпсон. И. Меджибовская отмечает, что Толстой был хорошо знаком с популярной культурой своего времени.
  39. См.: Синявский А. Иван-дурак: Очерк русской народной веры. М.: Аграф, 2001.
  40. Толстой Л.Н. Собр. соч. Т. 4. С. 149.
  41. Там же. С. 339.
  42. О феномене русского медведя см.: Хрусталёв Д. Происхождение русского медведя. НЛО. 2011. № 7; Россомахин А., Хрусталёв Д. Русская медведица, или Политика и похабство. СПб.: Красный матрос, 2007; Они же. Польская диета Русского медведя. СПб.: Красный матрос, 2009.
  43. О медведях в русской культурной традиции и императорском указе 1866 года о медвежьих комедиях, запретившем приручать медведей, см.: Costlow J. Op. cit. P. 77 — 79.
  44. Об этом см.: Синявский А. Указ. соч.
  45. Там же. С. 55. Одна из таких сказок – Маша и медведь; см. также сказку о царе-медведе в: Народные русские сказки А.Н. Афанасьева: В 3 т. М.: Наука, 1986. Т. 2. С. 74 — 77.
  46. См.: Пропп В. Указ. соч. С. 58 и далее.
  47. О популярном театре см.: Дмитриевский Н. Театр и зрители. Отечественный театр в системе отношений сцены и публики: От истоков до начала XX века. СПб.: Дмитрий Буланин, 2007. С. 60 — 65; более широкий контекст см. в: Лихачев Д.С., Панченко А.М. Указ. соч.
  48. Толстой Л.Н. Собр. соч. Т. 5. С. 294.
  49. О всевозможных дураках см.: Welsford E. The Fool: His Social and Literary History. London: Faber and Faber, 1935.
  50. См.: Brooks J. How Tolstoevskii Pleased Readers… P. 538 — 559; Idem. When Russia Learned to Read: Literacy and Popular Literature, 1861 — 1917. Evanston: Northwestern University Press, 2003. P. 166 — 213.
  51. См.: Лемке М. Указ. соч. С. 77, 79.
  52. Искра. 1859. № 36. С. 352.
  53. О юморе в русской культурной традиции см. в: Человек смеющийся: Сборник научных статей. М.: Государственный республиканский центр русского фольклора, 2008.
icon: Next