Веселая наука

Иконка: Аннотация Фридрих Ницше

Третья книга

163. После большой победы

Лучшее в большой победе то, что она отнимает у победителя страх перед поражением.

   — Почему бы однажды и не понести поражение? – говорит он себе. – Я теперь достаточно богат для этого.

Иконка: К содержанию

164. Ищущие покоя

Я различаю умы, ищущие покоя, по множеству темных предметов, которыми они обставляют себя: кому хочется спать, тот затемняет комнату или заползает в нору. — Намек тем, кто не знают и хотят знать, чего, собственно, они ищут больше всего!
Иконка: К содержанию

165. О счастье отрекающегося

Кто основательно и надолго запрещает себе что-либо, тот при случайном и новом соприкосновении с этим почти мнит себя его открывателем – а как счастлив каждый открыватель! Будем умнее змей, которые слишком долго лежат на том же солнцепеке.
Иконка: К содержанию

166. Всегда в своем обществе

Все, что одного типа со мной, в природе и истории, обращается ко мне, восхваляет меня, влечет меня вперед, утешает меня – ничего другого я не слышу или сразу же забываю. Мы всегда – только в своем обществе.
Иконка: К содержанию

167. Мизантропия и любовь

Лишь тогда говорят о том, что пресытились людьми, когда не могут их больше переваривать, хотя желудок еще заполнен ими. Мизантропия есть следствие слишком ненасытной любви к людям и людоедства – но кто же просил тебя глотать людей, как устриц, мой принц Гамлет?
Иконка: К содержанию

168. Об одном больном

   — Его дела плохи!
   — Чего же ему недостает?
   — Он страдает ненасытным желанием быть восхваленным и не находит пищи для этого.
   — Непостижимо! Весь мир славит его, и его носят не только на руках, но и на устах!
   — Да, но он туговат на похвалу. Когда его хвалит друг, ему слышится, будто этот последний хвалит самого себя; когда его хвалит враг, это звучит ему так, словно бы последний сам хотел быть за это восхваленным; когда, наконец, его хвалит кто-либо другой – а других не так уж и много: настолько он знаменит! – его оскорбляет то, что не хотят иметь его другом или врагом; он говорит обыкновенно: Что мне до того, кто даже по отношению ко мне способен еще корчить из себя праведника!

Иконка: К содержанию

169. Открытые враги

   Храбрость перед врагом есть некая вещь в себе: можно и с нею быть все еще трусом и нерешительным путаником.

Так судил Наполеон о храбрейшем из известных ему людей – Мюрате, — из чего следует, что открытые враги необходимы иным людям, в случае если последние вздумали бы возвыситься до своей добродетели, своего мужества и веселья.
Иконка: К содержанию

170. С толпою

Он бегает до сих пор за толпою и расточает ей хвалу: но наступит день, и он станет ее противником! Ибо он следует за нею, полагая, что его лень найдет при этом подобающее ей место: ему еще неизвестно, что толпа недостаточно ленива для него! что она всегда рвется вперед! что она не позволяет никому стоять на месте! – А он так охотно стоит на месте!
Иконка: К содержанию

171. Слава

Когда благодарность многих к одному отбрасывает всякий стыд, возникает слава.
Иконка: К содержанию

172. Портящий вкус

   А: Ты портишь вкус! – так говорят повсюду.
   Б: Несомненно. Я порчу вкус к его партии – этого не прощает мне ни одна партия.

Иконка: К содержанию

173. Быть глубоким и казаться глубоким

Кто знает себя глубоко, заботится о ясности; кто хотел бы казаться толпе глубоким, заботится о темноте. Ибо толпа считает глубоким все то, чему она не может видеть дна: она так пуглива и так неохотно лезет в воду!
Иконка: К содержанию

174. В сторону

Парламентаризм, т.е. публичное разрешение на право выбора между пятью политическими мнениями, льстит многим, которые не прочь выглядеть самостоятельными и индивидуальными и бороться за свои мнения. Но в конечном счете безразлично, велено ли стаду иметь одно мнение или разрешены все пять, — кто уклоняется от пяти общественных мнений и отступает в сторону, тот всегда оказывается один на один против всего стада.
Иконка: К содержанию

175. О красноречии

Кто до сих пор обладал самым убедительным красноречием! Барабанная дробь: и покуда ею владеют короли, они все еще остаются лучшими ораторами и подстрекателями масс.
Иконка: К содержанию

176. Сострадание

Бедные царствующие монархи! Все их права нынче неожиданно превращаются в притязания, а все эти притязания обернутся вскоре самомнением! И стоит лишь им сказать мы или мой народ, как старая злая Европа уже улыбается. Поистине обер-церемониймейстер нового мира не стал бы с ними церемониться; возможно, он издал бы декрет:

   Les souverains rangent aux parvenus.

Иконка: К содержанию

177. К вопросу о воспитании

В Германии высокоразвитому человеку недостает большого воспитательного средства: смеха высокоразвитых людей; они не смеются в Германии.
Иконка: К содержанию

178. К моральному просвещению

Нужно разубедить немцев в их Мефистофеле и в их Фаусте в придачу. Это два моральных предрассудка против ценности познания.
Иконка: К содержанию

179. Мысли

Мысли суть тени наших ощущений – всегда более темные, более пустые, более простые, чем последние.
Иконка: К содержанию

180. Хорошие времена свободных умов

Свободные умы даже перед наукой отстаивают свои вольности – и подчас им предоставляют еще это, — покуда еще стоит церковь! Лишь постольку для них нынче хорошие времена.
Иконка: К содержанию

181. Следование и предшествование

   А: Из этих двух один всегда будет следовать, а другой всегда предшествовать, куда бы их ни завела судьба. И все-таки первый стоит выше второго по добродетели и уму!
   Б: И все-таки? И все-таки? Это сказано для других, не для меня, не для нас! – Fit secundum regulam.

Иконка: К содержанию

182. В одиночестве

Когда живут в одиночестве, не говорят слишком громко, да и пишут не слишком громко: ибо боятся пустого отголоска – критики нимфы Эхо. – И все голоса звучат иначе в одиночестве!
Иконка: К содержанию

183. Музыка лучшего будущего

Первым музыкантом стал бы мне тот, кто знает только скорбь глубочайшего счастья, и никакой другой скорби: такого до сих пор еще не было.
Иконка: К содержанию

184. Юстиция

Лучше дать себя обкрадывать, чем обставлять себя пугалами, — этой мой вкус. И это при всех обстоятельствах дело вкуса – не больше!
Иконка: К содержанию

185. Бедный

Он сегодня беден: но не потому, что у него все отняли, а потому, что он все отшвырнул – зачем ему это! Он привык находить. – Бедны те, кто ложно толкует его добровольную бедность.
Иконка: К содержанию

186. Нечистая совесть

Все, что он нынче делает, — честно и заурядно, — и все-таки его мучит при этом совесть. Ибо незаурядное – его задача.
Иконка: К содержанию

187. Оскорбительное в исполнении

Этот художник оскорбляет меня манерой исполнения своих наитий, очень хороших наитий: все исполнено столь подробно и подчеркнуто и с такими грубыми приемами убеждения, словно бы он говорил с чернью. Посвятив некоторое время его искусству, мы все время находимся как бы в дурном обществе.
Иконка: К содержанию

188. Труд

Как близок нынче и самый праздный из нас к труду и труженику! Царственная учтивость в словах все мы труженики! еще при Людовике ХV была бы цинизмом и непристойностью.
Иконка: К содержанию

189. Мыслитель

Он мыслитель: это значит, он умеет воспринимать вещи проще, чем они суть.
Иконка: К содержанию

190. Против хвалителей

   А: Бываешь хвалим только равными!
   Б: Да! И кто тебя хвалит, говорит тебе: ты равен мне!

Иконка: К содержанию

191. Против иной защиты

Наиковарнейший способ причинить вред какой-либо вещи – это намеренно защищать ее ложными доводами.
Иконка: К содержанию

192. Благодушные

Что отличает тех благодушных, у которых доброжелательство сияет на лице, от прочих людей? Они отлично чувствуют себя в присутствии каждой новой персоны и быстро влюбляются в нее; они желают ей за это добра, их первое суждение:

   она нравится мне

У них следует друг за другом: желание присвоения, быстрое присвоение, радость обладания и поступки в пользу обладаемого.
Иконка: К содержанию

193. Остроумие Канта

Кант хотел шокирующим для всего мира способом доказать, что весь мир прав: в этом заключалось тайное остроумие этой души. Он писал против ученых в пользу народного предрассудка, но для ученых, а не для народа.
Иконка: К содержанию

194. Искренний

Этот человек, по-видимому, всегда руководствуется скрытыми доводами: ибо у него всегда на языке и почти на ладони доводы, о которых можно сообщить.
Иконка: К содержанию

195. Смешно

Взгляните! Взгляните! Он убегает от людей, а они следуют за ним, потому что он бежит перед ними, — настолько они стадо!
Иконка: К содержанию

196. Границы нашего слуха

Слышат только те вопросы, на которые в состоянии найти ответ.
Иконка: К содержанию

197. Посему осторожно!

Ничем мы столь охотно не делимся с другими, как покровом тайны – со всем тем, что под ним.
Иконка: К содержанию

198. Досада гордого

Гордый досадует даже на тех, кто продвигает его вперед: он смотрит злобно на лошадей своей кареты.
Иконка: К содержанию

199. Щедрость

Щедрость у богатого часто есть лишь особого рода застенчивость.
Иконка: К содержанию

200. Смеяться

Смеяться – значит быть злорадным, но с чистой совестью.
Иконка: К содержанию

Фридрих Ницше. Веселая наука. Первая книга   Вторая книга    Третья книга   Страницы   13   14   15   16   17   18  19   Четвертая книга   Пятая книга

Артем Мухин. Анимация работы различных механизмов

Окончание. К началу

Картинка: Карданная передача

Карданная передача


Картинка: Шарнир равных угловых скоростей

Шарнир равных угловых скоростей



Картинка: Кольцевой парашютный замок

Кольцевой парашютный замок


Картинка: Бесшатунный дизельный двигатель

Бесшатунный дизельный двигатель


Картинка: Застежка-молния

Застежка-молния

Текст публикуется по Alter Science
icon: To previous icon: To content

Физики: есть чёрная дыра, стирающая прошлое и дающая бесконечное будущее

Картинка: Черная дыра

   По мнению большинства астрофизиков, стоит вам попасть в чёрную дыру, как ваша песенка спета: притяжение затянет вас в сингулярность — бесконечно малое одномерное пространство, содержащее огромную массу, — со скоростью света. Затем чёрная дыра «перекрутит вас на спагетти». Как мило!
   Однако в новом исследовании Университета Беркли выдвигается теория, что при попадании в чёрную дыру человек может выжить, причём его прошлое будет стёрто, породив бесконечные варианты будущего.
   Физик Питер Хинтц утверждает, что если человек попадёт в «относительно благоприятную» чёрную дыру, то сможет преодолеть естественные законы физики — и выжить.
Каким же образом?
   По законам физики, масса сколлапсировавшей звезды сжимается в бесконечно малую точку — сингулярность.
   В попытке примирить законы мироздания с беззаконием чёрных дыр физики изобрели теоретический термин — космическая цензура. Согласно этой теории, в каждой чёрной дыре существует некий барьер, после которого все законы вселенной перестают действовать.
   Этот гипотетический барьер находится глубже, чем горизонт событий — граница чёрной дыры, из-за пределов которой никакой вид излучения не может дойти до наблюдателя.
За этим барьером время и пространство существуют в виде бесконечного мгновения
   Хинтц и его команда исследуют гипотетические заряженные объекты, именуемые чёрными дырами Рейсснера — Нордстрёма — де Ситтера, и применяют к ним теорию космической цензуры.
   Хинтц утверждает, что эти горизонты и сингулярность могут сосуществовать.
   По мере расширения вселенной внутренние силы чёрной звезды слегка сопротивляются гравитации.
   Одновременное сосуществование этих двух сил может создать за горизонтом событий зону, в которой объекты будут оторваны от своего прошлого и не имеют определённого будущего.
   Это значит, что если вы выживите, то ваше прошлое будет стёрто и вы сможете прожить бесконечное число будущих.
   Разумеется, мы не можем себе представить, как это будет выглядеть… пока что.
Текст публикуется по Пси-Фактор

Virgin Media Shorts. Черная дыра. Офис

Stephanie Mounaud. Holiday Art

   In a relatively unknown place, on the 3rd floor of JCVI in Rockville, MD, is a small fungal room where art meets science. Fungus often gets such a bad reputation for being gross and somewhat standard. We fungal folks know better and I am hoping to educate others with the underlying beauty that fungi possess, in a funky way. I recognize that beauty is in the eye of the beholder but I felt this might convince some that fungus can be fun and not just something that grows in the back of your fridge or a nuisance that contaminates your plates. Please enjoy these funky fungal holiday art forms.
‘Twas the night before Christmas, when all through the building
All our creatures were stirring, even our mold;
The dishes were placed in the incubator with prayer,
In hopes that pure growth soon would be there;
The scientists were nestled all close to their screens instead
While swirls of DNA danced in their heads;
My coworker in her labcoat, and I with my pipettor,
Had just settled down for a long overnighter,
When out in the lab there arose such a clatter,
I sprang from my microscope to see what was the matter.
Away to the incubator I flew like a flash,
Tore open the doors then saw what was trash.
When, what to my tired red eyes should appear,
But a bunch of contaminated plates, there goes my career.




Публикуется по материалам J. Craig Venter Institute

Из Центра исследования Сахара им. Чайкофского

Всемирная сахароцентричная история

Картинка: Харитоновс

   Автор учебника — известный отечественный ученый Ю.П. Харитоновс, профессор Центра Исследования Сахара им. Чайкофского — анализирует сложные исторические процессы, руководствуясь принципами объективности и сахароцентризма. Его труд призван восполнить пробелы традиционной историографии. Почему древние люди перешли к оседлому земледелию? Как связана троянская война, Александр Македонский и величие Римской Империи? Чего именно не хватало людям в Темные века? Благодаря чему началось Возрождение? В чем был главный секрет Наполеона? Что именно не поделили Хрущев и Кеннеди на Кубе?
   И, наконец, главный вопрос: почему ускоряется темп прогресса человечества? Учебник рекомендуется к осмыслению студентам профильных и непрофильных ВУЗов, старшеклассникам, а так же тем, кому небезразлична геополитическая судьба России.






Публикуется по ЦИС
Картинка: Любовь
Картинка: Счастье

Публикуется по Korzik.net